Арктика: от конкуренции к взаимодействию - Морские вести России

Арктика: от конкуренции к взаимодействию

27.04.2022

Севморпуть

Арктика: от конкуренции к взаимодействию

Фото: ПАО «Совкомфлот»

Арктика становится не только полем битв за ресурсы между иностранными государствами, но и за возможность подержать штурвал управления между отечественными компаниями. Кроме розни, все это не сможет привести к заинтересованному взаимодействию между участниками арктической деятельности. Более того, это в корне ломает наработанную практику и компетенции некоторых структур министерств и ведомств.

С. Коновалов, председатель правления Отраслевой судостроительной ассоциации

После известных событий в районе арктического порта Певек, когда караван судов оказался в ледовом плену, в прессе до сих пор активно обсуждается мысль о необходимости создания единого органа управления Арктикой, что затрагивает и фактически сталкивает интересы различных акторов, включая базовых.

Северный морской путь и Арктическая зона – понятия несколько разные, хотя и взаимосвязанные. Зачастую эксперты вспоминают методы организации по типу Главного управления Северным морским путем.

Вместе с тем дальнейшее расширение функций повлекло за собой пробелы в его основной деятельности – «превращении Севморпути в исправно функционирующую магистраль».

Что касается собственно СМП, то из инструмента «двух ключей» (АО «Росатом» и Росморречфлота) его функционирование планируется по принципу «единого окна». Но, по утверждению некоторых экспертов, и это не решит проблем организации и управления в Арктике.

Росатом, кстати, с помощью подведомственного интегратора АО «Гринатом» разрабатывает единую платформу цифровых сервисов. Они создают уникальную возможность синхронизации логистических операций и диспетчеризации флота. В цифровой формат будут переведены функции, связанные с эксплуатацией флота, тарификации, обеспечения безопасности плавания и т.д.

Система позволит обслуживать до 1500 пользователей различных ведомств.

Но и Минтранс не стоит без дела, он также курирует проект строительства трансарктической магистральной подводной оптоволоконной линии связи Мурманск – Владивосток.

Свои проекты разрабатывают ОАО «Российские космические системы», активно включено в работу Минкомсвязи и др.

Но ведь есть и иные крупные акторы, привлекающие масштабные инвестиции, – это держатели минерально-сырьевых проектов.

Необходимо оперативно обеспечивать взаимодействие с ними территориальных органов управления, а также – между самими территориальными органами по инфраструктурным, социальным, экологическим и другим вопросам.

Морские бассейновые кластеры

Не умаляя достоинства того или иного организационного проекта, попробуем систематизировать вышесказанное с введением понятия «морские бассейновые кластеры». По сути, это те же «портеровские» кластеры, но применительно к морской эксплуатационной деятельности, которые, по нашему мнению, создадут наилучшие возможности соработничества всех без исключения акторов Арктической зоны.

В таблице 1 представлены морские арктические порты в составе кластеров и примыкающие речные бассейны.

Таблица 1. Морские порты в составе кластеров и примыкающие к ним речные бассейны

Морские бассейновые кластеры

Беломорский

Баренцев

Карский

Морелаптевский

Морские порты и их принадлеж-ность к регионам

Витино, Кандалакша (Мурманская обл.),

Архангельск, Мезень, Онега (Архангельская обл.),

Беломорск*, Кемь (Республика Карелия)

Мурманск,

Нарьян-Мар,

Варандей (Ненецкий АО)

Новый порт «Бухта Север»,

Диксон,

Дудинка,

Игарка (Красноярский край),

Амдерма (Ненецкий АО),

Сабетта (Ямало-Ненецкий АО)

Тикси – Республика Саха (Якутия),

Хатанга (Красноярский край)

Примыкающие речные бассейны

Беломорско-Онежский бассейн внутренних водных путей, Северо-Двинский бассейн внутренних водных путей

Печорский бассейн внутренних водных путей

Обь-Иртышский бассейн внутренних водных путей, Енисейский бассейн внутренних водных путей

Ленский бассейн внутренних водных путей

Морские бассейновые кластеры

Восточно-Сибирский

Берингово-Чукотский

Охотский

Чукотский

Берингов

Морские порты и их принадлежность к регионам

Певек (Чукотский АО). Порты, расположенные в устьевых участках рек Индигирки и Колымы: Чокурдах и Зеленый Мыс**

Мыс Шмидта***, Морской рейдовый терминал Уэлен

Анадырь, Провидения – в бухте Комсомольская, Терминал Лаврентия – в заливе Лаврентия

Ванино, Советская Гавань, Де-Кастри, Николаевск-на-Амуре, Охотск, Магадан, Мыс Лазарева, порты Сахалина

Примыкающие речные бассейны

Ленский бассейн внутренних водных путей (по рекам Индигирке, Колыме)

Впадает река Амгуэма. Добыча золота на побережье

Река Анадырь судоходна на 570 км от устья

Амурский бассейн внутренних водных путей

* Порт входит в состав порта Онега в качестве морского терминала Беломорск.

** Административно подчинен порту Тикси.

*** В 2006 году он вошел, как грузовой участок, в состав морского порта Певек.

Сетецентрический подход

Сетецентрический подход в отличие от других инструментариев, применяемых в системах, приведенных выше, позволяет в оперативном порядке решать текущие проблемы. Например, когда нужно строить ледоколы, спецсуда для эксплуатации в условиях Арктики или когда нужно мобилизовать на это большие силы в короткий срок, тогда у нас возникают проблемы. Этот и многие другие вопросы можно решать с использованием сетецентрического подхода1.

Основное преимущество сетецентрического подхода – синхронизация процессов.

Классическая сетецентрическая система управления имеет специальную многослойную структуру. Минимальная конфигурация – три слоя.

Первый слой состоит из лиц, принимающих решения, специализирующихся в конкретных областях и вопросах. Они готовят информацию и формируют промежуточные решения для второго слоя, ответственного за тактические решения.

Третий слой на основе этих директив формирует оперативное управление, которое поступает на исполнительные органы. Подобная конфигурация позволяет принимать интегральное самосогласованное решение, которое обладает высоким синергическим потенциалом в силу своей близости к оптимуму2.

Что такое информационная сеть, сегодня знают даже младшие школьники, но в силу обеспечения государственного влияния в освоении Арктической зоны требуется определенная централизация.

На рис. 1 изображен базовый контур поликластерной сетецентрической модели Арктической зоны, который представляет из себя структуру с вертикальными, горизонтальными и даже диагональными связями и состоит из пяти уровней:

Первый – Госкомиссия по вопросам развития Арктики.

Второй – отраслевые министерства (Минвостокразвития, Минтранс, Минприроды и отраслевое АО «Росатом»).

Третий – операторы СМП (Администрация Севморпути Росморречфлота, ФГУП «Росморпорт» и Дирекция СМП Госкорпорации «Росатом».

Эти три уровня – синхронизирующие.

Четвертый уровень – морские бассейновые кластеры (Беломорский, Баренцев, Карский, Морелаптевский, Восточно-Сибирский, Берингово-Чукотский, Охотский).

Пятый уровень – уровень взаимодействующих субъектов морских бассейновых кластеров.

Рис. 1. Базовый контур модели и групп участников макрорегионального сетевого взаимодействия Арктической зоны

Сетевое взаимодействие

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 16 ноября 2021 г. №1946 утвержден Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, в целях предоставления государственных гарантий и компенсаций для лиц, работающих и проживающих в этих районах и местностях в 17 субъектах Федерации.

В таблице 2 показано географическое закрепление территорий за морскими бассейновыми кластерами (МБМ).

Таблица 2. Географическое закрепление территорий за морскими бассейновыми кластерами (МБМ)

Кластеры

Регионы

1. Беломорский

1. Республика Карелия,

2. Архангельская область*,

3. Мурманская область

2. Баренцев

2. Архангельская область,

3. Мурманская область,

4. Ненецкий АО

3. Карский

4. Ненецкий АО,

5. Республика Коми,

6. Ямало-Ненецкий автономный округ,

7. Ханты-Мансийский АО,

8. Красноярский край,

9. Республика Тыва,

10. Красноярский край

4. Морелаптевский

10. Красноярский край,

11. Иркутская область,

12. Республика Саха (Якутия)

5. Восточно-Сибирский

12. Республика Саха (Якутия),

13. Чукотский АО

6. Берингово-Чукотский

13. Чукотский АО,

14. Камчатский край

7. Охотский

14. Камчатский край,

15. Магаданская область,

16. Хабаровский край,

17. Сахалинская область

* Курсивом обозначены субъекты Федерации, закрепленные за двумя МБМ.

На рис. 2 представлена организационная решетка-подсистема сетецентрической модели взаимодействия территорий Арктической зоны и морских бассейновых кластеров с выходом на минерально-сырьевые центры.

Рис. 2. Организационная решетка-подсистема сетецентрической модели взаимодействия территорий Арктической зоны и морских бассейновых кластеров с выходом на минерально-сырьевые центры

На рисунке они раскрашены в различные цвета, символизирующие разные группы минерально-сырьевых ресурсов: нефти, газа, цветных металлов и т.д.

Нумерация территорий Арктической зоны (1–17) и морских бассейновых кластеров (1–7) осуществлена согласно таблице 2. Географическое закрепление территорий за морскими бассейновыми кластерами (МБМ).

Приведем фрагмент сетевого взаимодействия государственных органов власти на федеральном уровне, в компетенции которых входит развитие Арктики. Образуя некоторую систему из шести основных субъектов управления, они символично приняли форму «звезды» (см. рис.3).

Рис. 3. Система государственных органов власти на федеральном уровне, курирующих деятельность субъектов Арктической зоны

Это Госкомиссия по вопросам развития Арктики, Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, Дирекция Северного морского пути Госкорпорации по атомной энергии «Росатом», ФГБУ «Администрация Северного морского пути» и ФГУП «Росморпорт» Федерального агентство морского и речного транспорта Министерства транспорта РФ, Министерство природных ресурсов и экологии РФ.

Согласно рисунку все они могут быть соединены между собой в сеть.

1. Заимствован из военной области, как сетецентрическая война. В концептуально-теоретическом плане ее основатели А. Себровски и Дж. Гарстка представили модель сетецентрической войны как систему, состоящую из трех решеток-подсистем: информационной, сенсорной и боевой. Cebrowski Arthur K. and John J. Garstka. Network-Centric Warfare: Its Origins and Future. U. S. Naval Institute Proceedings, January 1998.

2. Афанасьев В.Я., Мищеряков С.В., Подольский Д.С. Сетецентрический подход к управлению субъектами рынка в условиях цифровой трансформации электроэнергетики. Вестник РГГУ. Серия Экономика. Управление. Право. 2021; (2): 8–23. https://doi.org/10.28995/2073-6304-2021-2-8-23.

Морской флот №1 (2022)

ПАО СКФ
НПО Аконит
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты