Анатолий Белоев: «Главное – это планомерная загрузка» - Морские вести России

Анатолий Белоев: «Главное – это планомерная загрузка»

21.02.2022

Анатолий Белоев: «Главное – это планомерная загрузка»

Кронштадтский морской завод вновь заканчивает год с положительной динамикой. После возрождения производства на предприятии в марте 2010 года КМОЛЗ отремонтировал более 1000 кораблей, в том числе 170 – в 2021 году. О планах по дальнейшему увеличению объема судоремонта, продвижению на гражданский рынок, проблемах и особенностях внедрения новых технологий журналу «Морской флот» в эксклюзивном интервью рассказал генеральный директор АО «Кронштадтский морской завод» Анатолий Белоев.

«МФ»: С какими успехами Кронштадтский морской завод завершает текущий 2021 год?

– Плановые задания по заказам завод выполнил на 100%. Всего отремонтировали 170 кораблей и судов для флота. Также программа включала ремонт двух ледоколов ФГУП «Росморпорт» «Капитан Сорокин» и «Юрий Лисянский» и атомного ледокола Атомфота ЛК-60 «Арктика».

Вырос объем работ по газотурбинному производству. В этом году отгрузили 23 газотурбинных двигателя на объекты ПАО «Газпром», на три единицы больше, чем годом ранее.

Выручка предприятия приблизилась к 2,5 млрд рублей, рост по сравнению с 2020 годом составил около 10%, а вот из-за выросшей инфляции и цен на материалы прибыль в этом году снизилась почти в два раза – до 140 млн рублей.

В современных непростых условиях кризиса, пандемии наши результаты можно оценить как удовлетворительные.

«МФ»: Насколько пандемия влияла на работу завода в этом году?

– Мы на днях подсчитали, что в 2021 году завод потерял 2200 человеко-дней из-за пандемии. Если сказать простым языком – примерно каждый день десять человек не выходили на работу. Это существенно, однако ситуация была не столь тяжелая, как в прошлом году.

Сегодня на предприятии более 80% работников вакцинировались или переболели в той или иной форме. Понятно, что от больничных это не спасает и лучше бы этого вовсе не было, но существенного негативного влияния мы не наблюдаем.

«МФ»: То есть инфляция оказала большее влияние?

– Инфляция как одна из составляющих. В этом году существенно выросли цены на ЗИП, на материалы, особенно на древесину и металл. И пусть мы не судостроительный завод, где потребление материалов гораздо больше, но тоже закупаем металл, и для замены, и для ремонта обшивки.

Затраты выросли, что неизбежно повлияло на стоимость работ. Цена древесины, которую используем для набора при доковании судов, в строительстве лесов и так далее, выросла еще серьезнее, практически в два раза.

Но нужно отметить, что ежегодно поднимаем и заработные платы. В этом году не исключение, зарплата по заводу в среднем увеличилась на 8%.

«МФ»: Как развивается совместное производство по выпуску рыбоперерабатывающих фабрик?

– В этом году завершили первый контракт на поставку оборудования на краболовы проекта КСП01, которые строит завод «Красное Сормово». Документацию разрабатывала норвежская компания Bjordal, они же поставляли отдельные механизмы. КМОЛЗ занимался производством металлоконструкций и окончательной сборкой.

По планам на 2022 год предполагается поставка оборудования еще на два судна этой серии, а в денежном выражении сумма контрактов должна увеличиться в 4 раза.

Сейчас наши специалисты работают на пусконаладке оборудования. И, соответственно, получив такой опыт, в дальнейшем освоим не только изготовление фабрик, но и их монтаж, пусконаладку и сервисное обслуживание.

Учитывая, что сегодня наступает второй этап инвестиционных квот, появляются новые ограничения импорта, и возможности у нашего совместного производства большие.

«МФ»:В чем были сложности ремонта «Арктики» и «Капитана Сорокина»? И были ли они?

– Самая большая сложность ремонта ледокола «Арктика» – это постановка в док. Габаритная ширина ледокола – 34 метра, ширина ворот дока – 37 метров. Таким образом, зазор с каждой стороны составлял всего 1,5 метра. Завести в док такое большое судно, с огромной парусностью было непросто. В операции было задействовано четыре буксира, докование заняло два часа. Аналогично проходил и вывод из дока.

Операция по демонтажу и замене гребного электродвигателя массой более 320 тонн была тоже достаточно интересная. Для работ компания-подрядчик «Спецтяжмаш» смонтировала кран-балку, все проходило в ограниченном пространстве. Но сам ремонт ледокола был гарантийный, за него был ответственен Балтийский завод.

А вот по «Капитану Сорокину» объем работ был значительно больший, но для нас стандартный: ремонт арматуры, проверка зазоров, ремонт валов и винтов.

В том числе здесь требовался демонтаж валолинии с заменой втулок, что, учитывая большой вес механизмов и деталей, было достаточно сложной операцией.

В прошлом году у нас на ремонте стоял ледокол «Капитан Николаев» той же серии, на котором, что называется, набили руку, приобрели некоторое необходимое оборудование. Поэтому на «Капитане Сорокине» все прошло быстрее, слаженнее и четче.

«МФ»: Вы начали работы по музеефикации АПЛ К-3 «Ленинский комсомол». Какие работы в рамках этого проекта предполагаются и когда планируется сдать лодку?

– Действительно, 17 декабря поставили в док подводную лодку К-3 «Ленинский комсомол» для ремонта, подготовки к музеефикации и установке на твердое основание музея «Острова фортов» в Кронштадте.

Подобная работа по музеефикации для нас не новая. Ранее занимались аналогичными работами на крейсере «Аврора», маяке «Ирбенском», ледоколе «Красин».

На первом этапе предстоит провести работы по расконсервации отсеков лодки, удалению отходов, комплексному обследованию и восстановлению корпуса. Далее будем готовить основания опорных блоков для того, чтобы лодку можно было транспортировать и поставить на земле, на твердом основании. Для перевозки планируется задействовать полупогружную платформу Выборгского СЗ «Атлант». Все работы должны завершиться летом 2022 года.

Еще в акватории завода находится буровая установка платформа «Невская» компании «Арктикморнефтегазразведка», которую планируют задействовать для работы в Балтийском море. Платформу купили за границей, ее нужно адаптировать под требования РМРС, работы там также достаточно много. Это не менее интересный для нас проект.

«МФ»: Какие работы по модернизации завода провели, какие суммы вложили?

– Ремонт и восстановление основных фондов – наша традиционная статья расходов. Всего в этом году на ремонт и на инвестиции мы выделили порядка 300 млн рублей. Эти деньги пошли на закупку технологического оборудования, продолжение ремонта нашей инфраструктуры: инженерных сетей, дорог, реконструкцию зданий, организацию нового склада, ремонт станков и прочее.

«МФ»: Какие еще нерешенные проблемы остаются у Кронштадтского завода и как планируете их решать?

– Скорее не проблемы, а цели и задачи. Так, в следующем году планируем завершить разработку проекта по накрытию доков им. Митрофанова и «Памяти трех эсминцев» эллингом. Сегодня все подготовительные работы практически завершены. Далее уже будет более точное понимание стоимости реализации проекта, исходя из которой будем стремиться попасть в государственную программу для получения финансирования.

Также в 2022 году начнем инженерно-геологические изыскания вокруг дока им. Велещинского, с прицелом на его расширение. Поручение от генерального директора ОСК приступить к разработке проекта имеется.

Для развития завода запланированы инвестиции на закупку нового технологического оборудования; на внедрение автоматизированной системы технического учета электроэнергии; на развитие информационных технологий.

Еще раз повторюсь: это не проблемы, а больше задачи с тем, чтобы достигнуть целей дальнейшего развития и той цифры, которую мы себе сегодня ставим, – к 2025 году выйти на оборот в 4 миллиарда рублей.

«МФ»: Насколько современные технологии и цифровизация облегчают вашу работу, снижают трудоемкость, стоимость услуг? Или все-таки рабочие и их навыки остаются важнее?

– Безусловно, цифровизация – это не панацея от всех проблем и никогда не заменит квалифицированных работников. Скорее это инструмент, который может автоматизировать какие-то процессы по подготовке, организации и планированию производства.

Например, несколько лет назад мы внедрили корпоративную информационную систему. Сейчас переходим на более современный продукт 1С ERP, где завязаны все наши производственные подразделения, начиная с получения заказов от заказчика, проработки и выдачи документации для планирования, закупок, работ в цехах. Это позволит сократить организационные и управленческие издержки.

«МФ»: Какие планы завода на 2022 год?

– В следующем году продолжаем ремонт большого десантного корабля «Александр Шабалин». До конца 2022 года планируем провести на заказе швартовные испытания. По контракту сдача БДК запланирована на 2023 год, но мы стремимся завершить работу досрочно. Также приступаем к работе над современным корветом. Работа там объемная, рассчитана на четыре года.

Суммарно в следующем году по плану у нас значится ремонт порядка 170 объектов. Из них пять кораблей с Севера на значимую сумму.

Не без гордости скажу, что КМОЛЗ создал себе репутацию поставщика качественных услуг для флота. Отмечают и сроки, и нашу гибкость, поэтому заказчики готовы к продолжению сотрудничества с заводом.

В части газотурбинного производства в 2022 году у нас заложен план в 25 двигателей. Выручку планируем нарастить до 900 миллионов, а там и до миллиарда рукой подать. Надеюсь, что в 2023 году возьмем и эту планку.

Специально под работу с ГТУ расширили производство, отремонтировали новый пролет цеха площадью 1,5 тысячи квадратных метров. Сегодня производственные мощности позволяют ремонтировать до 40 ГТУ в год, поэтому вопрос увеличения объемов зависит от потребности «Газпрома».

Ситуацию с ледоколами Росморпорта прогнозировать трудно. Каждый контракт проходит конкурсную процедуру, но надеюсь, что и в 2022 году какая-то гражданская составляющая у нас будет.

«МФ»: Не так давно Минпромторг предложил обнулить НДС на услуги по ремонту и обслуживанию рыболовецких судов. В дальнейшем эту инициативу могут расширить для всех гражданских судов. Насколько эта инициатива поможет в вашей работе?

– Объем ремонта гражданских судов у нас пока не очень большой. И наш основной заказчик здесь – это Росморпорт. В основном эта инициатива нужна для предприятий, которые занимаются ремонтом гражданских судов. Со своей стороны поддерживаю эту инициативу, она поможет увеличить конкурентоспособность наших судоремонтных предприятий.

Финансирование по президентской программе модернизации флота постепенно уменьшается, она близка к завершению. Но в программе речь в большей степени шла о строительстве новых кораблей и судов. Судоремонт в том или ином виде останется всегда. Надо учитывать, что сейчас на ремонт начинают приходить более современные корабли. И нам потребуется определенное обучение, модернизация.

Опыт работы над корветом покажет, что нам еще необходимо для успешного ремонта современных кораблей.

«МФ»: Что нужно сделать флоту, проектантам, властям, чтобы облегчить вашу работу и сделать ее более эффективной?

– Нужна не столько помощь властей, сколько поддержка флота. Для нас главное - это планомерная загрузка.Чем больше у нас работы, тем больше мы заработаем денег. И тем больше у нас будет возможностей развиваться дальше. Это самое главное.

В 2010 году, когда мы начали возрождать Кронштадтский морской завод, годовая выручка составляла 30 миллионов рублей, сейчас уже 2,5 млрд. Мы набрали людей, отремонтировали и модернизировали производственные мощности, инвестировали в современное оборудование. В итоге нацелились на такие масштабные серьезные проекты, как накрытие эллингом дока. И все это благодаря стабильной загрузке. Надеюсь, она продолжится и далее.

Морской флот №6 (2021)

ПАО СКФ
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
Конференция: «SMART PORT: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭКОЛОГИЧНОСТЬ»
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты