Легендарному ЭПРОНу – 100 лет - Морские вести России

Легендарному ЭПРОНу – 100 лет

06.03.2024

Из истории флота

Легендарному ЭПРОНу – 100 лет

Фото: Спуск глубоководной камеры Е.Г. Даниленко

Наиболее значимым этапом развития аварийно-спасательного дела (АСД) в России стала деятельность Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН) в 1923-1942 гг.

Несмотря на относительно короткий период существования, охвативший неполных два десятилетия, ЭПРОН оставил яркие страницы в истории АСД, которые содержат ответы на актуальные вопросы современного развития системы поисково-спасательного обеспечения (ПСО) морской деятельности России.

В.Н. Илюхин, член НЭС Морской коллегии при Правительстве РФ, руководитель секции «Поисково-спасательная техника и технологии» Российского НТО судостроителей имени академика А.Н. Крылова, д.т.н., профессор

Создание и становление ЭПРОНа

Развитие военного и гражданского флотов России в первые годы после революции сдерживалось недостатком средств на строительство кораблей и судов. Реальным путем развития флота в те годы были подъем и восстановление затонувших кораблей и судов. В годы Гражданской войны и иностранной интервенции только на Черном море затонуло более 350 боевых кораблей и торговых судов. Поэтому Советским правительством в 1919-1923 гг. принято несколько декретов, содержащих мероприятия по организации водолазного и судоподъемного дела. Однако существенных результатов эти мероприятия в тот период времени не дали.

Поэтому для поиска и подъема значительного количества золота с затонувшего в 1854 г. недалеко от Балаклавы английского парохода «Принц» с помощью подводной камеры по проекту инженера Е.Г. Даниленко в марте 1923 года в Государственном политическом управлении (ГПУ) была создана опытная глубоководная партия. Приказом по ГПУ от 02.11. 1923 № 463 опытная глубоководная партия была преобразована в Экспедицию подводных работ особого назначения (ЭПРОН) с утверждением первого штата. Начальником ЭПРОНа был назначен сотрудник ГПУ Л.Н. Захаров (Мейер), а инженерами – В.С. Языков, Е.Г. Даниленко, Д.А. Карпович, А.З. Каплановский, водолазный специалист Ф.А. Шпакович, врач-спецфизиолог К.А. Павловский и др.

С 1932 г. ЭПРОН возглавил Ф.И. Крылов, с именем которого связан наиболее яркий период деятельности ЭПРОНа, принесший ему мировую славу и сделавший саму аббревиатуру ЭПРОН легендарной в нашей стране. Официальной же датой рождения ЭПРОНа принято считать 17.12.1923, когда приказом по объединенному ГПУ № 528 уже существовавшей экспедиции был присвоен ранг пограничной флотилии и в ее состав переданы несколько спасательных судов из других ведомств.

Руководство экспедиции сумело в 20-е годы не только собрать распыленные по всей стране водолазные кадры и специальное оборудование для водолазных и судоподъемных работ, но и сконцентрировать в своих руках выполнение большинства водолазных, судоподъемных, подводно-технических и аварийно-спасательных работ (АСР) в интересах различных ведомств страны. Содержанием всей деятельности ЭПРОНа было спасательное, судоподъемное и водолазное дело, которые развивались параллельно, дополняли друг друга и являлись составными частями АСД.

С 1931 г. ЭПРОН фактически стал единой государственной военизированной спасательной службой страны, организационно входившей в состав наркомата водного транспорта.

Фото: Руководители ЭПРОНа

Яркие страницы истории

В период 1931-1933 гг. было спасено 12 транспортов в различных районах Мирового океана, в том числе теплоходы «Ильич» в Эгейском море, «Сталинград» (3500 т) на Тихом океане, ледокольный пароход «Малыгин» в Арктике, танкер «Зорроза» (9730 т) на ЧФ и др.

Выдающейся спасательной операцией явилось спасение в декабре 1931 г. выскочившего с полного хода на камни в 10 милях от порта Измир в Эгейском море парохода «Ильич» с 2000 т груза на борту. Показательным было спасение части экипажа ПЛ «АГ-21» («Металлист») водоизмещением 380 т, затонувшей 10.06.1931 в районе Севастополя на глубине 35 м, подъемом ПЛ четырьмя плавучими кранами за 42 часа.

Особенно сложным было снятие с мели в 1936-1937 гг. ледокола «Сибиряков» в проливе Карские Ворота, теплохода «Челюскинец», а также подводных лодок Щ-103, Щ-421 в Уссурийском заливе и у острова Кильдин (1940 г).

К исключительным по сложности и оригинальности инженерных решений должно быть отнесено спасение в 1939 г. севшего на камни в средней части Финского залива и разломившегося надвое теплохода «Челюскинец». В этой операции впервые проявил свой огромный талант судоподъемщика ее руководитель Н.П. Чикер.

В 1933 г. в Баренцевом море у берегов Шпицбергена в тяжелейших зимних арктических условиях был снят с камней и отбуксирован в порт ледокольный пароход «Малыгин», а летом 1938 г. выполнена сложнейшая операция по спасению наскочившего на рифы в Карских Воротах у Новой Земли ледокольного парохода «Сибиряков». После ремонта спасенное судно находилось в строю до 1942 г. Спасение парохода «Малыгин», проведенное за полярным кругом на 78-й параллели в условиях полярной ночи, при 30-градусных морозах, вьюгах и снегопадах, по праву относится к подвигу эпроновцев. Спасение советских ледокольных пароходов «Малыгин», «Сибиряков» и подъем «Садко» яркими страницами вошло в славную историю экспедиции. Всеми тремя указанными операциями на Севере непосредственно руководил начальник ЭПРОНа Ф.И. Крылов.

Большое внимание руководство экспедиции уделяло развитию водолазного дела, опираясь на исследования, проводившиеся врачами-спецфизиологами во главе с начальником кафедры Военно-медицинской академии академиком Л.А. Орбели, который возглавлял Постоянную комиссию по АСД. В 1935 г. на Черном море была достигнута рекордная глубина 115 м при спуске в обычном вентилируемом снаряжении, а в 1937 г. в обычном водолазном снаряжении водолазом В.И. Медведевым была достигнута глубина 137 м, что перекрыло все известные в то время мировые рекорды.

В 1931 г. с возложением на экспедицию обязанностей по выполнению АСР и для оперативного отслеживания обстановки на море в составе Главного управления (ГУ) ЭПРОН был образован аварийно-спасательный отдел и сформирована служба связи. Итогами деятельности экспедиции по спасанию судов за пятнадцать лет существования к 1938 году было оказание помощи 188 кораблям и судам общим водоизмещением 420 тыс. тонн.

Также ЭПРОН принимал активное участие в строительстве ряда народно-хозяйственных гидротехнических объектов. Так, большой объем подводно-технических работ (ПТР) был выполнен при строительстве Беломорско-Балтийского канала. Для технического и организационного руководства этими и подобными работами 1.09.1930 в составе экспедиции было создано специальное управление дноуглубительных работ. К 1941 г. в состав ЭПРОНа входили девять отрядов и групп, выполнявших гидротехнические работы: Ленинградский и Московский отряды ПТР, группы ПТР в Новороссийске, Одессе, Астрахани, Владивостоке, Мурманске и о. Сахалин.

До 1941 г. в составе ВМФ не было специальной службы для аварийно-спасательного обеспечения сил ВМФ. В составе технических управлений флотов были аварийно-спасательные отделения, отвечающие за обеспечение кораблей аварийно-спасательным имуществом. Организация аварийно-спасательного обеспечения (АСО) ВМФ выполнялась ЭПРОНом и определялась Положением об аварийно-спасательной службе (АСС). Следует отметить, что под термином «аварийно-спасательная служба» в те годы подразумевались современные термины-синонимы: аварийно-спасательное и поисково-спасательное обеспечение (АСО и ПСО).

Роль ЭПРОНа в развитии аварийно-спасательного дела

Развитие судового состава ЭПРОНа до 1941 г. определялось подъемом затонувших боевых кораблей и транспортных судов; восстановлением и дооборудованием поднятых кораблей и судов; строительством в 30-х годах новых спасательных судов (СС).

На основе опыта АСР и судоподъемных работ на различных морских бассейнах ГУ ЭПРОН выработало основные требования к проектированию универсального спасательного судна для плавания во всех районах Мирового океана. Такой проект был разработан, и в 1940 году ЭПРОН получил два головных спасателя – «Нептун» и «Сатурн», построенных Ленинградским судостроительным заводом.

В результате деятельности экспедиции в период 1923-1938 гг. поднято с различных глубин морей, озер и рек 299 боевых кораблей и судов общим водоизмещением 157 тыс. т и 5 орудийных башен с линкоров массой по 4000 т каждая, а также выполнено большое количество работ по очистке морских и речных фарватеров от затонувших судов, подводных строительных и ремонтных гидротехнических работ. Многие из поднятых кораблей и судов были восстановлены.

Эффективная деятельность экспедиции менее чем за 20-летний период обусловлена:

– высоким организационным и профессиональным уровнем руководителей и специалистов, сумевших обеспечить успешное выполнение судоподъемных, АСР и подводно-технических работ, направленных на восстановление торгового и военного флота. Так, А.М. Горький, приветствуя в телеграмме эпроновцев, спасших под руководством Ф.И. Крылова в 1933 г. ледокольный пароход «Малыгин» в Арктике, назвал их «людьми сказочной энергии»;

– непрерывным расширением спектра и масштаба решаемых задач в интересах всех ведомств страны, накоплением и творческим применением получаемого опыта при выполнении всех видов работ;

– созданием подразделений ЭПРОНа в центре и в регионах страны, а также системы подготовки кадров. Например, военно-морской водолазный техникум, который стал общесоюзным центром единой системы подготовки специалистов для выполнения всех видов АСР, ПТР и судоподъемных работ в ВМВТ, где кроме подготовки специалистов активно занимались научными исследованиями и разработками;

– проведением научно обоснованной технической политики, осуществляемой в тесном сотрудничестве с ведущими учеными страны.

В состав Научно-технического совета ЭПРОНа при ГУ ЭПРОН и Постоянной комиссии по АСД входили ведущие ученые в области кораблестроения и физиологии подводных погружений – академики А.Н. Крылов, Л.А. Орбели, члены-корреспонденты АН СССР Ю.А. Шиманский, П.Ф. Папкович, Е.М. Крепс, профессор В.Г. Власов, а также ряд известных конструкторов судостроительной промышленности.

Научно-технический совет рассматривал и утверждал проекты крупных судоподъемных и АСР, конструкции новых спасательных судов и аварийно-спасательной и судоподъемной техники. В 1931 г. было начато издание весьма солидных научно-технических сборников ЭПРОНа (до 1940 г. вышли 28 номеров), в которых печатались также работы ученых и специалистов в области теории судоподъема, широко освещались проблемы практической деятельности экспедиции.

Большую роль в мобилизации творческих сил эпроновцев на решение наиболее актуальных технических проблем сыграл созданный в 1934 году Научно-исследовательский отдел ГУ ЭПРОН. Его усилиями, в частности в 1936 году, была внедрена в практику судоподъемная электрическая сварка и резка металла под водой.

ЭПРОН в 1923-1941 гг. сыграл ключевую роль в развитии водолазного, судоподъемного и спасательного дела страны, обеспечив на основе единой технической политики развития сил и средств, а также единой системой подготовки специалистов решение всех поставленных перед ним задач – как народно-хозяйственных в интересах всех ведомств, так и военных в интересах ВМФ. ЭПРОН является родоначальником отечественной гидронавтики и подводной археологии.

Следует совершенно справедливо отметить, что ЭПРОН, вошедший в полном составе 22.06.1941 в ВМФ и переименованный в 1942 году в АСС ВМФ, внес значимый вклад в победу нашего народа в Великой Отечественной войне. За четыре года войны было поднято около 1700 кораблей и судов суммарным тоннажем около 730 тыс. тонн. Приобретенный за годы Великой Отечественной войны организационный, профессиональный и научно-технический потенциал позволил ЭПРОН-АСС ВМФ успешно решать задачи АСО морской деятельности всей страны до 1956 года.

Децентрализация мощной системы

В середине пятидесятых годов минувшего века началось создание мощного океанского ракетно-ядерного флота, основой которого стали атомные ПЛ. Соответственно, возросли и требования к АСО сил ВМФ, что обусловило значительное переориентирование в основных направлениях деятельности АСС ВМФ. Следствием этого стало постановление СМ СССР от 17 марта 1956 г. № 362-233, согласно которому с АСС ВМФ была снята задача по проведению судоподъемных работ и ПТР для гражданских ведомств с передачей части судов и технических средств в создаваемую спасательную службу Министерства морского флота.

Это постановление стало ключевым в децентрализации мощной и стройной системы АСД на морях и реках, составными частями которой были водолазное, судоподъемное и спасательное дело. До 1956 г. спасательное, судоподъемное и водолазное дело развивалось и совершенствовалось в рамках единой государственной военизированной АСС страны с единой технической политикой развития сил и средств, а также с единой системой подготовки специалистов.

Именно этим и объясняются успехи ЭПРОНа в развитии АСД страны. По многим направлениям технический уровень поисково-спасательных средств не уступал зарубежным аналогам. Ведущее положение удерживалось в таких областях, как создание технологий подъема затонувших судов, оказания помощи аварийным кораблям, освоения глубин водолазами и подводными рабочими камерами. Результаты деятельности ЭПРОНа послужили основой для становления и дальнейшего развития ведомственных АСС и аварийно-спасательных формирований (АСФ).

С упразднением единой морской государственной аварийно-спасательной службы в 1956 г. и созданием ведомственных АСС произошло не только ведомственное разделение развития АСД и его составных частей: водолазного, судоподъемного и спасательного дела, но и административное разделение институтов его развития, в том числе межведомственных комиссий по развитию АСД, научно-исследовательских организаций и т.д.

Значение и уроки ЭПРОНа

Значение деятельности ЭПРОНа заключается в том, что экспедиция убедительно показала, что в рамках централизованного развития АСД с единой технической политикой, системой подготовки кадров, взаимосвязанным и научно обоснованным развитием спасательного, водолазного и судоподъемного дела возможно успешное и эффективное решение всего комплекса военных и народно-хозяйственных задач, стоящих перед страной.

Можно с уверенностью утверждать, что деятельность ЭПРОНа содержит ответы на актуальные вопросы развития АСД в современных условиях, и в первую очередь на необходимость комплексного подхода к развитию спасательного, водолазного и судоподъемного дела.

На необходимость учета бесценного опыта экспедиции указывает и ст. 71 Морской доктрины России, утвержденная указом президента от 31.07.2022 № 512, которая определяет «ПСО морской деятельности как комплекс организационно-технических мероприятий, поисковых, спасательных, подводно-технических и водолазных работ, направленных на оказание помощи поврежденным и терпящим бедствие кораблям, судам и другим морским объектам, спасание их экипажей, а также на выполнение работ по подъему затонувших кораблей и судов».

В Минтрансе России (Росморречфлот) создана функциональная подсистема организации и координации деятельности поисковых и аварийно-спасательных служб при поиске и спасании людей и судов, терпящих бедствие на море в поисково-спасательных районах страны, в рамках единой госсистемы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (постановление Правительства РФ от 30.12.2003 № 794), а также Правил осуществления взаимодействия федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ), органов исполнительной власти субъектов РФ и организаций при проведении поисковых и спасательных операций на море (постановление Правительства РФ от 25.11.2020 № 1928).

Основу сил и средств организации и координации поисковых и аварийно-спасательных служб (как российских, так и иностранных) при поиске и спасании людей и судов, терпящих бедствие на море в поисково-спасательных районах РФ, содержит ФГБУ «Морспасслужба» с 9 филиалами и МСКЦ и МСПЦ на бассейнах. Сегодня в ее составе трудится более двух тысяч человек, находится специализированный флот различного назначения.

Вместе с тем ст. 72 новой Морской доктрины приоритетным направлением развития ПСО морской деятельности определяет «совершенствование федеральной системы поиска и спасания на море, основанной на взаимодействии федеральных органов исполнительной власти, в ведении которых имеются аварийно­спасательные службы, силы и средства поиска и спасания на море». Совершенствование федеральной системы поиска и спасания (ФСПС) на море как стратегическая задача определена в Стратегии развития морской деятельности РФ до 2030 года.

Сегодня имеется несколько АСС (АСФ) в различных ведомствах (МСС Росморречфлота, СПАСР ВМФ, МЧС России, АСФ ПАО «Газпром», «Росатома», Росрыболовства и др.). За прошедшие годы существенно возросли перечень и масштабы задач, решаемых АСС ведомств. Многолетний опыт выполнения АСР при сложных авариях морских объектов свидетельствует о том, что в их ликвидации участвуют все ведомственные АСС согласно действующим руководящим документам о взаимодействии.

Однако порядок координации ФОИВ по развитию составных частей АСД страны на основе единой технической политики и единой системы подготовки кадров нормативно-правовыми документами не определен. Существует необходимость согласования технических характеристик ведомственных сил и средств, в том числе и систем управления морскими спасательными операциями при проведении сложных АСР с участием нескольких ведомств.

В то же время ФСПС в отличие от единой системы авиационно-космического поиска и спасания в РФ (постановление Правительства Российской Федерации от 23.08.2007 № 538) не имеет положения, в котором были бы определены принципы организации, структура, цели, задачи, уровни решения задач и др. аспекты функционирования ФСПС. В условиях же отсутствия требований к ФСПС на море отсутствует основа для обоснования и проведения единой научно-технической политики при совершенствовании ведомственных АСС и АСФ.

Задачи Межведомственной морской координационной комиссии по предотвращению и ликвидации чрезвычайных ситуаций на море и водных бассейнах России, образованной в соответствии с постановлением Правительства РФ № 174 от 01.03.1993 по обеспечению единой госполитики в области поиска и спасания на море и водных бассейнах, не перешли к действующей с 2003 г. правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности.

Поэтому и необходим более эффективный механизм координации усилий, направленных на обеспечение единой государственной технической политики в области создания средств поиска и спасания людей на море, средств выполнения водолазных, подводно-технических и судоподъемных работ.

В сложившихся условиях должна быть усилена координирующая роль Морской коллегии при Правительстве РФ, одной из основных задач которой является координация деятельности ФОИВ, органов исполнительной власти субъектов РФ и организаций, связанных с ПСО морской деятельности. Для принятия соответствующих решений по проблемным вопросам развития ПСО Морская коллегия многократно рассматривала вопросы развития спасательного, судоподъемного, водолазного дела как в прямой постановке, так и при рассмотрении проектов нормативно-правовых актов.

К сожалению, имеет место невыполнение некоторых принятых решений Морской коллегии, которые позволили бы решить указанные выше комплексные проблемы ПСО на море. Так, например, не выполнено до настоящего времени решение Морской коллегии от 27.09.2013 № 3(29) в части разработки концепции ПСО морской деятельности, которая должна определить цели, задачи, структуру и основные направления развития ФСПС, в том числе и в Арктике, место и роль в ФСПС создаваемых арктических комплексных аварийно-спасательных центров, и другие вопросы спасания.

Недостаточный уровень комплексного подхода характерен для организации развития АСД, так как в 2008 г. создана только одна межведомственная комиссия по развитию водолазного дела. Межведомственных комиссий при Морской коллегии по развитию спасательного дела и по судоподъему, к сожалению, все еще нет. Наличие только одной межведомственной комиссии по развитию водолазного дела, как показывают итоги выполнения Концепции развития водолазного дела до 2020 года, не может решить в должной мере проблемные вопросы развития АСД.

Исходя из ст. 71 Морской доктрины России, утвержденной указом президента страны от 31.07.2022 № 512, а также из задачи Морской коллегии при Правительстве РФ по координации деятельности ФОИВ, органов исполнительной власти субъектов Федерации и организаций, связанных с ПСО морской деятельности, целесообразно усиление координации на федеральном уровне развития водолазного, судоподъемного и спасательного дела России.

От развития каждой из составных частей ПСО (АСО) морской деятельности во многом будут определяться результаты реализации приоритетных направлений развития ПСО морской деятельности, определенные Морской доктриной.

Необходимые условия дальнейшего развития ПСО морской деятельности и совершенствования ФСПС на море, основанной на взаимодействии ФОИВ:

Создание межведомственной комиссии по ПСО морской деятельности при Морской коллегии, включающей в состав координационные советы по водолазному делу; поиску и спасанию на море; подъему затонувших объектов.

Разработка и принятие нормативно-правовых актов по функционированию ФСПС на море, в том числе Концепции развития системы поиска и спасания на море; Положения о ФСПС на море.

Разработка единой технической политики развития ПСО морской деятельности и совершенствования ФСПС, учитывающей вопросы развития АСС, АСФ, ФОИВ и организаций на основе межведомственной программы развития сил и средств выполнения спасательных, судоподъемных и водолазных работ на море в рамках действующих государственных и ведомственных программ.

Определение головной научно-исследовательской организации в области ПСО морской деятельности.

Заключение

С принятием изложенных выше и других предложений деятельность Морской коллегии по координации ФОИВ в части ПСО морской деятельности России позволит проводить более эффективную государственную морскую политику по развитию составных частей ПСО и его приоритетного направления – совершенствования ФСПС на море.

Морские вести России №15 (2023)

ПАО СКФ
Восточный Порт 50 лет
НПО Аконит
Подписка 2024
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
Морвести в ТГ

11.04.2024

Из истории флота

22.03.2024

Из истории флота

06.03.2024

Из истории флота