Лидер «Москва» – первый и последний бой - Морские вести России

Лидер «Москва» – первый и последний бой

01.02.2024

Из истории флота

Лидер «Москва» – первый и последний бой

В прошлом году в Черном море погиб флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва». Версия: в результате как-то возникшего на борту пожара во время нахождения в районе Одессы. Экипаж в основном спасли, а корабль затонул при буксировке в штормовых условиях.

Когда-нибудь мы узнаем реальную картину гибели флагмана ЧФ. Но сегодня речь не об этой современной нам «Москве», а о другой – лидере (эсминце) «Москва», погибшем 26 июня 1941 года в первом бою у берегов союзного немцам румынского порта Констанца.

Рассказать читателям газеты о том, каким был тот корабль, что успел сделать за недолгую жизнь и как погиб, редакции помог автор, энтузиаст исторических исследований, гендиректор ООО «ПодводСпецСтрой плюс» Юрий Давыдов.

Рождение лидера

Разработка проекта турбин и котлов для нового корабля началась в 1930 году под управлением инженера А.В. Сперанского при участии западных фирм и продолжалась два года. Корпусная сталь была предоставлена ленинградским Ижорским заводом, а орудия главного калибра изготовлены на заводе «Большевик» в Ленинграде. Артустановки монтировались на Ленинградском металлическом заводе им. И.В. Сталина. Турбины для лидера были выполнены на Балтийском и Харьковском заводах и по железной дороге отправлены в Николаев.

Корабль строился в Николаеве на заводе № 198 им. Марти и имел заводской номер С 223. Он был заложен 29 октября 1932 года и спущен на воду 30 октября 1934 года. После постройки лидер был отбуксирован в Севастополь, где на сдаточной базе завода № 201 начал ходовые испытания. А 6 апреля 1938 года при волнении моря 3 балла, при мощности 77 725 л.с. и водоизмещении 2330 тонн развил скорость 43,57 узла. Вступил в строй 10 августа 1938 года, после чего вошел в состав 3-го дивизиона отряда легких сил Черноморского флота и получил бортовое обозначение «МС». Госиспытания закончены в начале ноября 1938 года.

17 ноября 1938 года с делегацией и командующим флотом И.С. Юмашевым на борту вышел из Севастополя в Турцию для участия в церемонии похорон президента Мустафы Кемаля Ататюрка. 25 ноября возвратился в Севастополь. 19 октября 1939 года вновь вышел с визитом в Турцию, после чего 23 октября возвратился в Севастополь. В 1939-1940 годах на лидере работала комиссия для всестороннего испытания торпедного оружия.

Война

Война застала «Москву» в Севастополе, куда она вернулась после состоявшихся в начале июня учений. 25 июня 1941 года, согласно приказу наркома ВМФ, Черноморский флот приступил к выполнению операции по нанесению удара по Констанце – порту и главной базе румынского флота. По плану ударная группа кораблей на максимальной дистанции должна была открыть артогонь по берегу и идти в сторону Констанцы для вскрытия системы артиллерийской обороны вражеской базы, возможного разрушения портовых объектов, железнодорожного узла и нефтяных терминалов. Набег обеспечивала группа кораблей поддержки.

Одновременно по аэродромам и нефтехранилищам должен был наноситься удар авиагруппой. Внезапность нанесения удара планировалось достичь быстротой развертывания сил. Первоначально планировалось, что лидер войдет в группу поддержки при ударе по Констанце, но затем его переместили в ударную группу. Командование операцией возлагалось на командира ОЛС контр-адмирала Т.Д. Новикова.

Отряд кораблей вышел из Севастополя к Констанце 25 июня в 20:00, и эта задержка сыграла роковую роль. Сразу после выхода были выставлены параваны-охранители. На траверзе мыса Херсонес оба лидера убрали параваны и со скоростью 28 узлов легли курсом на Одессу. В 21:15 того же дня они изменили курс на Констанцу. 26 июня в 01:47 отряд приблизился к границе румынских минных полей, сбавил ход до 24 узлов и вновь поставил параваны. Использование параванов, согласно инструкции, ограничивало скорость движения до 21 узла, однако лидеры запаздывали к назначенному планом времени и вынуждены были идти с более высокой скоростью. В 04:26 того же дня в 23 милях от Констанцы из-за превышения скорости «Москва» потеряла правый параван. Поскольку в 04:58 шедший головным «Харьков» также потерял правый параван, по приказу командира ударной группы Романова «Москва» заняла место головного корабля. В 05:00 лидеры повернули на курс 221° и увеличили ход до 26 узлов. В 05:02 они вышли в точку поворота на боевой курс и увеличили ход до 28 узлов.

«Москва» открыла огонь по нефтехранилищам с дистанции 130 кабельтовых без корректировки 5 орудийными залпами с интервалом 10 секунд. В 05:04 по лидерам открыли ответный огонь плохо различимые в утренней дымке на фоне берега румынские эсминцы «Регина Мария» и «Марешешти», находящиеся в дозоре. Румынские корабли медленно двигались на север, а их залпы ложились с недолетами. На лидерах их стрельбу приняли за огонь береговых батарей.

В 05:06 по лидерам открыла огонь двумя орудийными залпами 280-мм орудий береговая батарея «Тирпиц». 1-й залп лег с перелетом в 10 кабельтовых, а 2-й – с недолетом в 5 кабельтовых. 3-й залп накрыл «Москву» с недолетом 1-1,5 кабельтовых. Опасаясь попаданий тяжелых снарядов, с «Харькова» на «Москву» поступил сигнал по УКВ об отходе.

В 05:12 лидер прекратил огонь, поставил дымовую завесу и лег на курс отхода, чем сбил стрельбу противника. Обстрел берега продолжался 10 минут, после чего в порту вспыхнул пожар. Считая опасность от артогня большей, чем от мин, командир «Москвы» А.Б. Пухов приказал увеличить ход до 30 узлов и перейти на противоартиллерийский зигзаг. При маневрировании был потерян и левый параван. В кильватере «Москвы» таким же зигзагом шел лидер «Харьков».

Роковая мина

В 05:20 был замечен след двух торпед, идущих прямо на «Москву». Через минуту в момент уклонения от них лидер подорвался на румынском минном заграждении S-9. В некоторых документах бытовало мнение, что при маневрировании на румынском минном заграждении лидер получил торпеду с советской подлодки «Щ-206», которая приняла его за румынский эсминец, но, скорее всего, это маловероятно.

Как бы то ни было, столб огня, воды и дыма поднялся на высоту 30 метров, и корабль потерял ход. Обшивка и набор корпуса в районе 1-го и 2-го котельных отделений с левого борта были разрушены, и корабль, идущий по инерции со скоростью почти 30 узлов, начал разламываться у среза полубака. Надломленную в районе 1-го котельного отделения носовую часть в месте скользящего шва потоком воды развернуло форштевнем к корме. Уцелевшей обшивкой правого борта она еще удерживалась на поверхности, но быстро погружалась с креном на левый борт, так что был виден бортовой киль. Мостик, 1-я дымовая труба и мачта оказались в воде. Командир «Москвы», оглушенный взрывом, был сброшен в воду, а замполит – батальонный комиссар Г.Т. Плющенко погиб.

Тонущая носовая часть увлекла за собой и кормовую, имеющую дифферент на нос и крен до 10° на правый борт. Одно из 45-мм орудий продолжало вести огонь по появившемуся самолету. Машины еще работали, и левый винт некоторое время вращался в воздухе.

Экипаж

Дальше события на борту развивались очень быстро. Сразу после взрыва на лидере погас свет. Командир носовой аварийной партии младший инженер-лейтенант Н.Т. Николаев, увидев сильную вспышку пламени при взрыве, приказал тушить пожар. Однако времени не оставалось, и люди, выныривая из затопленных помещений, выбирались из отсеков быстротонущей носовой части уже по борту, как по палубе. Через 2 минуты после взрыва носовая оконечность корпуса оторвалась и быстро затонула.

Кормовая часть еще держалась на поверхности, и люди находились на боевых постах. Из поврежденной взрывом кормовой дымаппаратуры валил белый дым. 1-е машинное отделение уже находилось под водой, давление пара быстро падало и в кормовом эшелоне. Командир БЧ-5 инженер-капитан-лейтенант В.М. Голубов приказал поставить подпоры на носовую переборку первого машинного отделения, одновременно продублировав приказание командиру кормовой аварийной партии главстаршине М.А. Лукину.

Из 3-го котельного отделения Голубову доложили, что воды в котле нет и горение выключено. Быстрое погружение кормовой части продолжалось, и помощник командира корабля старший лейтенант Л.И. Приваленков дал команду: «Покинуть корабль». Голубов отдал распоряжение спустить шлюпки, сбросить за борт пробковые матрацы и койки и передал по боевым постам приказ: «Всем наверх». Времени на остановку машин и турбовентиляторов уже не оставалось.

Личный состав «Москвы» спешно покидал гибнущий корабль. Дифферент кормовой части достиг 40°. Через 8-10 минут после взрыва она встала вертикально и затонула в точке 44.02 северной широты и 28.50 восточной долготы на глубине 40-45 метров.

При этом налетевшие вражеские самолеты расстреливали в воде людей из пулеметов. На поверхности – спасательные круги, матрацы, аварийный лес, дымовые шашки и единственная шлюпка, в которой разместилось 17 человек. Подошедший лидер «Харьков» остановился в 200 м и приступил к спасению моряков, но из-за артобстрела и атак авиации был вынужден отказаться от попытки.

К вечеру того же дня 14 румынских катеров и гидросамолеты подобрали из воды 7 офицеров и 62 матросов и старшин, которые так попали в плен. Погибло около 200 человек. Командир «Москвы» А.Б. Пухов в бессознательном состоянии попал в плен, но впоследствии бежал из концлагеря и сражался в рядах партизанского отряда «Буревестник» под Одессой, командуя взводом разведки. Он погиб в бою с противником 5 марта 1942 года близ села Головановск на Буге.

Х Х Х

Спустя 30 лет лидер «Москва» был обнаружен на грунте в румынских водах. Было установлено 214 фамилий погибших и 66 фамилий моряков, попавших в плен, и двух поднятых на борт «Харькова». Кроме того, остается под вопросом факт спасения еще трех моряков (нет документов из архива), а судьба трех числящихся погибшими согласно найденным в последнее время документам также неясна (были они в тот день на корабле или нет).

Так, первый бой лидера «Москва» в Великой Отечественной войне стал для него и последним. Это была тяжелая потеря для Черноморского флота.

Справочно

Тактико-технические данные

Водоизмещение – 2150/2582 тонны, длина – 127,5/139 метров, ширина – 13,7 метра, осадка – 3,8/4,2 метра, скорость хода – 43 узла, запас мазута – 600 тонн, мощность механизмов – 67 250 л.с., экипаж – 225 человек, дальность плавания – 2700 миль при 20 узлах, вооружение: пять 130-мм орудий, два 76,2-мм орудия, четыре 45-мм орудия, четыре 12,7-мм пулемета, шесть 7,62-мм пулеметов, 2 четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 2 бомбосбрасывателя, 4 бомбомета, параван-тралы К-1.

По другим данным: водоизмещение – 2260/2693 тонны, экипаж – 344 человека, дальность плавания – 2110 миль при 18,5 узла, скорость хода – 41,2 узла. Имел 3 турбозубчатых агрегата и 3 котла, 3 турбогенератора, 2 дизель-генератора в машинно-котельном отделении, разделенном пятью водонепроницаемыми переборками.

Боезапас: 80 мин заграждения, 700/846 76-мм снарядов, 8000 37-мм патронов, 20 больших и 32 малые глубинные бомбы, 8 торпед в аппаратах и 8 запасных.

Угол возвышения 130-мм орудий – 45 градусов, дальность стрельбы – 27,5 км, скорострельность – 10 выстрелов в минуту. Толщина брони щитов 76-мм орудий – 13 мм, угол подъема – 85 градусов, дальность стрельбы по горизонту – 14,6 км, по вертикали – 9,5 км, скорострельность – 20 выстрелов в минуту. Угол возвышения 45-мм орудий – 85 градусов, дальность стрельбы – 9,5 км, скорострельность – 30 выстрелов в минуту. Угол возвышения 37-мм автоматов – 85 градусов, дальность стрельбы – 8,4 км, скорострельность – 150 выстрелов в минуту.

Командиры корабля

До августа 1938 года – капитан 3-го ранга А.И. Зубков.

В 1938-1940 годах – капитан 3-го ранга В.Н. Ерошенко.

В 1941 году – капитан-лейтенант А.Б. Пухов.

Морские вести России №10 (2023)

ПАО СКФ
IV ежегодная конференция ежегодная конференция: «SMART PORT: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭКОЛОГИЧНОСТЬ»
Восточный Порт 50 лет
НПО Аконит
Подписка 2024
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
Морвести в ТГ

05.02.2024

Из истории флота

29.01.2024

Из истории флота

24.01.2024

Из истории флота