Готова ли Россия к отключению SWIFT - Морские вести России

Готова ли Россия к отключению SWIFT

17.06.2021

Российская экономика

Готова ли Россия к отключению SWIFT

Фото: swift.com

Угрозы отключения российских организаций от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT с 2014 года стимулируют финансовые власти России разрабатывать и внедрять собственные платежные инструменты. Так, в России были созданы Национальная система платежных карт (НСПК) и запущена карта МИР, система быстрых платежей (СБП) и система передачи финансовых сообщений (СПФС). Несмотря на скепсис, сопровождавший запуск этих инструментов, они уже доказали свою работоспособность и смогли, пусть и благодаря административным методам, занять свою долю рынка. Пока речь идет только о внутреннем рынке, но Россия разрабатывает собственные альтернативные системы и для рынка международных платежей.

Анна Варкентина

До 2014 года, до момента, когда Крым вошел в состав России, никто и представить не мог, что в отношении российских компаний возможно введение санкций, а любое взаимодействие с иностранными партнерами таит в себе риск заморозки российских активов на Западе и остановки финансовых транзакций. Хотя примеры таких недружественных действий в отношении других стран уже были: с 2012 года иранские банки не могут использовать SWIFT при совершении трансграничных международных транзакций.

Важно отметить, что инициатором «отключения» стала не сама SWIFT, которая как частная коммерческая организация по доброй воле не стала бы обрезать себе возможность заработка. Проводить иранские транзакции отказываются сами банки – участники системы SWIFT, на которые в свою очередь давит угроза наложения санкций и многомиллиардных штрафов от финансовых регуляторов США и ЕС. Похожая ситуация в последние годы складывается и в отношении России, и предложения реализовать на следующем санкционном витке запрет на использование международной системы передачи финансовых сообщений уже не выглядят невероятными.

Следует обратить внимание, что, несмотря на огульные, а порой абсурдные, выпады отдельных западных лидеров в отношении политики нашего государства, российские влас-ти восприняли угрозы отключения от SWIFT всерьез. Поэтому и были созданы альтернативные внутренние платежные и транзакционные системы. Хотя, конечно, в полной мере заменить международные инструменты они не смогли.

Когда Запад против

Сегодня SWIFT (Society For Worldwide Interbank Financial Telecommunications – с англ. Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций) – это платформа обмена сообщениями, продуктами и услугами, которая объединяет более 11 тыс. банковских организаций, участников рынка ценных бумаг, рыночных инфраструктур и корпоративных клиентов в более чем 200 странах. SWIFT не хранит средства и не управляет счетами от имени клиентов, но предоставляет возможность глобальному сообществу пользователей безопасно общаться и обмениваться стандартизированными финансовыми сообщениями, что позволяет поддерживать глобальные и локальные финансовые потоки, торговлю и коммерцию по всему миру. На платформе SWIFT мгновенные бесшовные транзакции доступны для четырех миллиардов счетов, которые обслуживают финансовые учреждения – пользователи финансовой сети SWIFT. Штаб-квартира компании расположена в Бельгии, а офисы SWIFT есть во всех крупных финансовых центрах мира.

При этом Россия как рынок для компании SWIFT очень важна. «Россия – третий по величине в мире пользователь SWIFT, – отмечает Елена Воронкова, доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В.Плеханова. – Российские участники проводят через эту систему и международные, и внутристрановые платежи».

Львиная доля международных транзакций – это расчеты со странами ЕС за российское топливо. «Треть топлива, импортируемого ЕС, – из России, – подчеркивает Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН. – Это примерно 40% внешнеторгового оборота России».

Именно этот факт до поры сдерживает западных партнеров от принятия решения отключить Россию от SWIFT, считает Я.Миркин. «Реакции реальной экономики на подобное решение непредсказуемы. По оценке, мог бы начаться крупнейший экономический кризис прежде всего в Восточной Европе, Германии, Австрии, на Украине, расходящийся дальше по всему миру. Крупнейшая связка Россия – ЕС (критически важный для ЕС поток топлива против оборудования, комплектующих, товаров народного потребления) будет являться основным аргументом, сдерживающим принятие подобного решения», – подчеркивает он.

Исходя из этого, пока сценарий отключения российский банков от SWIFT по инициативе европейских властей недостаточно реалистичен, считает эксперт. А вот наложение санкций на банки, которые проводят транзакции, связанные с Россией, по инициативе США более реален. В этом случае зарубежные банки сами будут избегать иметь дело с Россией.

«Любой финансовый институт мира, платежи которого проходят через США или адресованы американским финансовым институтам, будет вынужден, по оценке, подчиниться этим решениям. Юристы найдут способы определить эти риски – прямые или косвенные. А это практически все финансовые институты мира за исключением тех, что расположены в нескольких странах – изгоях или (есть и такие) не выходят в международный оборот. Судебные дела в отношении скрытых платежей через SWIFT в адрес иранских банков, а также практика достройки «Северного потока – 2» (точнее, недостройки) хорошо показывают, как это будет происходить», – указывает Я.Миркин.

Есть жизнь и без SWIFT

Как показывает опыт Ирана, жить без SWIFT возможно, хотя и сложно. В случае отключения важно понимать, кто и в какой степени пострадает от этого больше всего. «Наименее уязвимы расчеты внутри станы, в том числе карточки «Мир». Для этого есть СФПС Банка России, внутрироссийский аналог SWIFT. Абсолютно уязвимы наши международные расчеты, использование нами международных карточных систем Visa и Mastercard», – считает Я.Миркин.

Действительно, если при выводе России за периметр SWIFT внутренние расчеты можно будет, хотя и не без определенных потерь, компенсировать расширением использования отечественной Системы передачи финансовых сообщений (СПФС), то в трансграничных платежах российских компаний, проводимых через эту систему, наступит коллапс, который коснется не только российских организаций, но и их зарубежных партнеров.

«Прежде всего, возникнут проблемы с проведением экспортно-импортных платежей. Для понимания масштабов возможных взаимных недополученных средств в этом случае можно ориентироваться на показатели внешней торговли РФ: даже не в лучших условиях 2020 года импорт РФ составил $332,2 млрд, а экспорт $411,7 млрд, в 2021 году предполагается рост экспорта почти на четверть, а импорта – более чем на 10%, – считает Е.Воронкова. – С трудностями получения доходов столкнутся нерезиденты – держатели ОФЗ, стоимость которых составляет почти $40 млрд. Осложнит эта ситуация и погашение обязательств по российскому корпоративному внешнему долгу, цена которого на начало года составила более $140 млрд».

При этом пользователи внутри России могут даже и не заметить отключения от SWIFT благодаря усилиям Центрального банка, который фактически обязал российские банки и крупные компании внедрить СПФС в качестве резервной системы для передачи финансовых сообщений.

«Сейчас число участников СПФС приближается к 400, к ней подключены 23 зарубежных организации, система ежедневно передает более 70 тыс. внутренних финансовых сообщений, имеет негибкую тарифную систему, способна обрабатывать 50 типов сообщений», – отмечает особенности российского аналога SWIFT Е.Воронкова.

СПФС, как и прочие альтернативные системы, планомерно набирает обороты. Сегодня через СПФС проходит около 19% от внутрироссийского трафика SWIFT, к 2023 году ожидается 50%-процентный рост этого показателя.

«Мегарегулятор ставит амбициозную задачу вывода СПФС на международный рынок, пытается создать экономические стимулы для вхождения нерезидентов в СПФС. Обсуждается объединение российской системы с китайской международной системой межбанковских платежей CIPS, Индией, где разрабатывается подобный механизм. В обход SWIFT налажена связь между российской СПФС и иранской SEPAM», – перечисляет действия российских властей Е.Воронкова.

Но пока все эти инициативы не беспокоят SWIFT и не могут в полной мере с ней конкурировать. «Участники международных экономических связей не испытывают потребности менять укоренившиеся устои работы в SWIFT, предлагающей хорошо отлаженную среду, и сложно представить причины, которые могут кого-то добровольно заставить отказаться от ее услуг. Тем более что очень высоки геополитические риски участия в альтернативных коммуникациях», – говорит Е.Воронкова.

Сотрудничество как спасение

С другой стороны, Россия не единственная страна, которую беспокоит монополия SWIFT. «Многие страны развивают собственные системы межбанковских платежей, – отмечает Антонина Левашенко, руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС. – Их разнообразие обостряет конкуренцию и становится двигателем улучшения услуг для пользователей. Чтобы стать конкурентоспособной и широко используемой, платежная система должна предложить технологические преимущества по сравнению с существующими и широко распространенными системами».

Инструменты, альтернативные SWIFT, могут быть привлекательны для стран и компаний, заинтересованных в проведении платежей, подпадающих под санкции.

«Национальные или межнациональные альтернативы SWIFT, которые сегодня довольно активно прорабатываются или создаются, скорее всего, пока можно рассматривать как страховые механизмы, рождение и постепенное развитие которых обусловлены потенциальными негативными последствиями глобальной нестабильности для национальных экономик. По оценкам, если сегодня российские компании будут отключены от SWIFT, потребуется не менее трех лет для того, чтобы осуществить ее полноценную замену отечественными схемами», – отмечает Е. Воронкова.

Представляется, что отключение от SWIFT сегодня подтолкнет Россию к развитию СПФС на территории ЕАЭС, а также к различным коллаборациям с аналогичными национальными системами прежде всего Китая, Индии, Ирана и других стран.

«Базовый тренд – переход на расчеты за собственные валюты на основе двусторонних соглашений (скажем, Китай – Иран или Турция – Иран) и обособление финансовых институтов, ведущих эти расчеты, с тем чтобы исключить риск санкций со стороны США. Еще один тренд – использование евро взамен доллара, если есть европейские ниши в сетке санкций. Этим, насколько можно понять, занимается и Россия. Тренд, на который многие надеются, но, как мне кажется, отдаленного будущего – цифровые валюты и расчеты в них, помимо всех платежных систем и санкций. Скажем, цифровой юань в расчетах Китай – Иран за нефть. Пока идея – третичная с точки зрения основного потока платежей», – рассказал о перспективах без SWIFT Я. Миркин.

Морские порты №3 (2021)

Баннер
Газпромбанк
Camco
МТ Групп
Советская Гавань
6MX

Нас поздравляют

Газета Морские вести России 25 лет

Нас поздравляют

Журнал Морской флот 135 лет
Журнал Транспортное дело России
НЕВА-2021

22.06.2021

Российская экономика

17.06.2021

Российская экономика