Структура внешней торговли будет меняться вместе с развитием экономики - Морские вести России

Структура внешней торговли будет меняться вместе с развитием экономики

22.01.2024

Российская экономика

Структура внешней торговли будет меняться вместе с развитием экономики

Фото: Globalports.ru

Глобальность разворота России с Запада на Восток во внешней торговле можно оценить как по смене направлений основных грузопотоков, так и по изменению их структуры. В силу масштабности процесса изменение структуры внешнеторговых потоков пока не оказало существенного влияния на российскую экономику. Между тем именно сейчас Россия получила возможность стать страной, снабжающей мир своими товарами и технологиями. Косвенно этот тренд уже подтвердил Минфин: по его прогнозу, сократить ожидаемый бюджетный дефицит по итогам 2023 года впервые удастся за счет роста доходов от экспорта ненефтегазового сектора.

Анна Варкентина

В следствие введения беспрецедентного числа санкционных ограничений со стороны Запада ожидаемый разворот России на восток стал реальностью и произошел быс-тро с минимальными потерями. За годы, предшествующие санкционной войне, в России была проделана большая подготовительная работа, без которой стране выдержать такой мощный удар по экономике было бы невозможно. При этом сейчас Россия стоит лишь в начале большого пути структурной трансформации экономики и связанных с нею процессов. Главные индикаторы этих событий содержатся в данных о международной торговле.

«Разворот логистических потоков привел к коренному изменению грузооборота, к коренному изменению доли и весу стран в нашей торговле. Если раньше в докризисные, доковидные времена доля стран Евросоюза составляла 50% и более, то теперь эта доля сократилась до 16%, а доля стран Азии выросла практически до 70% и продолжает расти, – сообщил врио руководителя ФТС России Руслан Давыдов в ходе Международного таможенного форума. – В этом товарообороте очень активно растет Китай, быстрыми темпами растет Индия, а также страны Латинской Америки. И мы будем торговать со всеми теми странами, которые готовы с нами сотрудничать и развивать отношения с Российской Федерацией».

Разворот в цифрах

По данным ФТС можно проследить, как изменилась доля стран во внешней торговле России. Например, в 2021 году доля ЕС составляла 33,8%, на страны АТЭС приходилось еще 33,8%, на СНГ – 12,9%, на страны ЕАЭС – 9,1%. Страновая структура товарооборота в январе-октябре 2022 года уже была другой: на долю ЕС приходилось 36%, АТЭС – 49%, других стран – 15%. А в январе-октябре 2023 года доля ЕС составила 16%, Азии – 69%, других стран – 15%.

Изменились показатели грузооборота по основным транспортно-логистическим коридорам. По данным ФТС, грузооборот по коридору «Север – Юг» за 9 месяцев 2023 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года вырос на 27,4%, до 14,4 млн тонн, причем экспорт вырос на 22,8%, до 9,98 млн тонн, а импорт – на 35,9%, до 4,38 млн тонн. Если смотреть по видам транспорта, то морской прибавил 165%, железнодорожный – 13,7%, автотранспорт – 30%.

За то же время грузооборот по коридору «Восток – Запад» вырос на 14,2%, до 161,6 млн тонн, в том числе экспорт прибавил 13%, до 141,8 млн тонн, импорт – 23%, до 19,8 млн тонн. Грузооборот на морском транспорте прибавил 9,4%, на железнодорожном – 29,7%, на автотранспорте – вырос в 2,4 раза.

Начиная с февраля 2022 года ФТС перестала публиковать таможенные данные, выдавая в открытый доступ лишь оперативные сводки по перечислениям в бюджет. Например, в 2023 году ведомство лишь дважды, в марте и ноябре, опубликовало агрегированные данные по товарной структуре экспорта и импорта, но даже по ним видны изменения.

Так, за 9 месяцев 2023 года по сравнению с аналогичным периодом 2022 года в составе экспорта доля минеральных продуктов, в том числе продукции топливно-энергетического комплекса, сократилась с 67% ($300,6 млрд) до 60,4% ($191,4 млрд). Доля продукции металлургии выросла с 11,9% ($53,6 млрд) до 15,2% ($48,2 млрд). Единственной статьей экспорта, показавшей рост в абсолютном выражении, стала сельскохозяйственная продукция – ее размер увеличился с $29,1 млрд до $32,3 млрд.

Крупнейшей статьей импорта стали машины, оборудование и транспортные средства. Их доля в импорте выросла с 45,1% ($81,3 млрд) до 50,6% ($107,9 млрд). Следом идет продукция химической промышленности, объем импорта которой вырос с $41 млрд до $42,1 млрд. Третье место в импорте занимает сельхозпродукция, ввоз которой увеличился с $24,9 млрд до $26,2 млрд.

От хаоса к порядку

Санкционная атака на Россию сильно повлияла на мировую экономику в целом: изменились логистика и ценообразование энергоресурсов, поменялась их стоимость, более того, цено-образование в этих сферах стало менее предсказуемым и более волатильным.

Вместе с тем, в 2022-2023 годах России удалось даже повысить статус экспортера ресурсов. «Мы становимся экспортером уже очень диверсифицированной линейки товаров более глубокой переработки. В сегменте АПК это наиболее четко видно. Мы присутствуем на рынках очень многих стран уже не только с зерном, маслом, но и с готовой переработанной пищевой продукцией, а это верный признак того, что мы не только не изолированы, а действительно расширяем наши экспортные возможности, оставаясь переработчиками и оставляя добавленную стоимость у себя в стране», – констатировала Вероника Никишина, генеральный директор АО «Российский экспортный центр» (РЭЦ), в ходе Международного таможенного форума.

По ее мнению, 2022-2023 годы были периодом «стихийного этапа настройки товарных потоков и сейчас мы уже переходим к этапу перестраивания долгосрочных экономических связей, основанных на встречных интересах торговых партнеров».

Глава РЭЦ перечислила факторы, которые, по ее мнению, следует учитывать в рамках такого перестраивания. Во-первых, приверженность принципам создания благоприятного инвестиционного климата в стране. «Точно так же мы всерьез начинаем смотреть на участие в инвестиционных проектах, инфраструктурных товаросопровождающих проектах для нашего бизнеса на территориях дружественных стран, и это новая тенденция. <...> Сейчас мы, правительство и экспортеры работаем над комплексом коридоров инфраструктуры и связанными с ними проектами финансирования, чтобы это была не хаотичность, а долгосрочная системная работа, но уже с дружественными странами», – отметила В.Никишина.

Во-вторых, подходы к регулированию трансграничных перемещений сложных изделий, которые в процессе производства несколько раз пересекают границы государств. «С учетом необходимости в новых производственных цепочках делать несколько раз трансграничные перемещения – это обеспечение таких надежных технологических цепочек административным контролем для максимально безбарьерного осуществления производственных операций, которые необходимы на рынках тех стран, где данный элемент этой цепочки существует. И здесь очень важно, чтобы администрирование, которое выстраивается в этой части, было удобным и комфортным», – подчеркнула В. Никишина. Для этого, по ее словам, необходимо развивать таможенные режимы, зоны таможенной переработки, бондовые склады, а также институт уполномоченных экономических операторов. К новым потребностям необходимо также подстроить валютный и таможенный контроль.

В-третьих, необходимо развивать переработку на таможенной территории. Этот механизм позволяет освободить предприятие от ввозных таможенных пошлин, налогов, специальных антидемпинговых и других пошлин.

И наконец, в-четвертых, сущес-твенного снижения издержек экономических операторов и ускорения всех связанных с осуществлением государственных контрольных и надзорных функций можно достичь за счет формирования цифрового трансграничного пространства доверия. По мнению главы РЭЦ, в перспективе цифровые процессы должны охватить все сферы таможенного, технического и иного регулирования, что позволит выйти на принципиально новый уровень взаимодействия контролирующих и регулирующих органов.

Прогнозы и перспективы

Один за другим представители экономического блока правительства фиксируют окончательный прорыв торговой блокады. Сейчас, после завершения процессов стихийного разворота на восток, в правительстве ожидают стабилизации экономичес-ких показателей. Согласно базовому варианту прогноза Минэкономразвития по мере переориентации экспортных поставок в нейтральные страны дисконт экспортной цены на российскую нефть к нефти марки Brent на прогнозном горизонте будет сокращаться.

При этом рост физических объемов российского экспорта в 2024 году ускорится до 2,6% г/г, а в 2025-2026 годах стабилизируется на уровне 2,4-2,7% в год. Драйверами роста на среднесрочном горизонте будет выступать как нефтегазовый, так и ненефтегазовый экспорт. В то же время с 2024 года темпы роста физических объемов импорта замедлятся, а профицит торгового баланса и счета текущих операций к 2026 году сохранится на уровне 2023 года: 7,5% ВВП и 3,7% ВВП соответственно, говорится в прогнозе.

Такое развитие событий в среднесрочной перспективе не предполагает значительной перемены в структуре импорта и экспорта. «В России реализуется широкий спектр программ развития отраслей экономики, которые направлены на решение задач импортозамещения, прежде всего на удовлетворение внутреннего спроса. Соответственно, товарная структура экспорта может не претерпеть существенных изменений, поскольку нет оснований для снижения объема поставок энергоносителей, продовольствия, а потенциал экспорта машин и оборудования ограничен из-за превышения спроса над предложением внутри страны», – считает Анастасия Прикладова, доцент кафедры международного бизнеса РЭУ им. Г.В. Плеханова.

В качестве примера она обращает внимание на то, что планы по производству воздушных судов до 2030 года не предполагают экспансии за рубеж. При этом доли продукции АПК и ВПК в экспорте РФ в среднесрочной перспективе могут увеличиться. «В свою очередь, товарная структура импорта в меньшей степени подвержена изменениям. Преобладающая доля сохранится за машинами и оборудованием, но при этом можно ожидать движения в рамках товарной группы 85 ТН ВЭД (электрическое оборудование), связанного с развитием производства процессоров и компьютерной техники на территории РФ», – считает А. Прикладова.

В среднесрочной перспективе во внешней торговле укрепятся два тренда, которые будут существенно ограничивать ее рост: ограниченность инфраструктуры и смещение географических направлений товаропотоков. В частности, речь идет о прекращении функционирования объектов инфраструктуры, например таких как газопровод «Северный поток», аммиакопровод Тольятти – Одесса, ограниченной пропускной способности пунктов пропуска и внутренней транспортной сети. Для увеличения товаропотоков через дальневосточные порты и транспортный коридор «Север – Юг» необходимо расширять мощности морских портов и железнодорожной сети по обработке и перевозке грузов, в том числе СПГ. До окончания планируемого строительства инфраструктуры существенных изменений в структуре импорта и экспорта ожидать не приходится.

Морские порты №9 (2023)

ПАО СКФ
IV ежегодная конференция ежегодная конференция: «SMART PORT: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭКОЛОГИЧНОСТЬ»
Восточный Порт 50 лет
НПО Аконит
Подписка 2024
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
Морвести в ТГ