Закон о транспортной безопасности есть, ответственных – нет - Морские вести России

Закон о транспортной безопасности есть, ответственных – нет

15.11.2022

Транспортная политика

О законодательном несовершенстве понятия «силы обеспечения транспортной безопасности»

Фото: special.nac.gov.ru

Одним из ключевых для Федерального закона «О транспортной безопасности» является понятие «силы обеспечения транспортной безопасности». Значимость указанного понятия заключается в том, что им очерчивается круг лиц, обеспечивающих защищенность объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства. Однако системный анализ дефиниции позволяет говорить о том, что в настоящее время это понятие точности, недвусмысленности и определенности в регулирование правоотношений не вносит и не помогает раскрыть суть и смысл нормативных правовых актов в области обеспечения транспортной безопасности.

В статье предлагается критический анализ понятия «силы обеспечения транспортной безопасности» и предложения по совершенствованию, включающие его новую дефиницию и понятие «лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности в субъекте транспортной инфраструктуры, на объекте транспортной инфраструктуры, транспортном средстве».

Сергей Семенов, начальник ФБУ «Служба морской безопасности»

Неоднозначное понятие

С момента вступления в силу Федерального закона от 09.02.2007 г. №16-ФЗ «О транспортной безопасности» (далее – ФЗ-16) в России проведена объемная работа по нормативному регулированию правоотношений в области обеспечения транспортной безопасности. В настоящее время транспортную безопасность уже можно рассматривать как сформировавшийся юридический институт.

Однако анализ административно-правового регулирования общественных отношений, возникающих в связи с обеспечением транспортной безопасности, показывает низкий уровень этого регулирования, поскольку, опираясь на законодательную базу, не всегда возможно точно установить компетенцию, функции и ответственность органов, подразделений, должностных лиц, задействованных в обеспечении безопасности транспорта. Одной из причин сложившейся ситуации являются недостатки понятийного аппарата ФЗ-16. Например, неоднократно критике подвергалось базовое для транспортной безопас-ности понятие «акт незаконного вмешательства».

Понятие «силы обеспечения транспортной безопасности» имеет не меньшее значение для регулирования правоотношений в рассматриваемой области. Именно этим понятием очерчивается круг субъектов, обес-печивающих защищенность объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства. Однако данное понятие ранее критическому анализу не подвергалось.

ФЗ-16 дополнен понятием «силы обеспечения транспортной безопасности» Федеральным законом от 03.02.2014 г. №15-ФЗ. Силы обеспечения транспортной безопасности (далее — СОТБ) представляют собой лиц, ответственных за обеспечение транспортной безопасности в субъекте транспортной инфраструктуры, на объекте транспортной инфраструктуры, транспортном средстве, включая персонал субъекта транспортной инфраструктуры или подразделения транспортной безопасности, непосредственно связанный с обеспечением транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры или транспортных средств (п.7.2 ст.1 ФЗ-16).

За прошедшее время указанное понятие стало неотъемлемой частью юридического института транспортной безопасности. Однако стоит признать, что в том виде, в котором оно приведено в ФЗ-16, точности, недвусмысленности и определенности в регулирование правоотношений в области обеспечения транспортной безопасности понятие не вносит.

Например, одни лексически одинаковые словосочетания, используемые в понятии, ФЗ-16 раскрываются по-разному, другие не соответствуют толкованию, предлагаемому самим ФЗ-16. В итоге даже при использовании подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих отдельные аспекты деятельности СОТБ, сложно прийти к однозначному толкованию понятия.

Анализ несоответствий

Начнем с того, что ключевой фразой в понятии «силы обеспечения транспортной безопасности» является «лица, ответственные за обеспечение транспортной безопасности». При этом основные понятия ФЗ-16 содержат как понятие «обеспечение транспортной безопасности» (п.4 ст.1 ФЗ-16), так и понятие «транспортная безопасность» (п.10 ст.1 ФЗ-16). Содержание указанных понятий различно. Под «обеспечением транспортной безопасности» ФЗ-16 понимает реализацию определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства. А под «транспортной безопасностью» – состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства.

Так за что согласно ФЗ-16 отвечают лица, составляющие СОТБ: за «обеспечение транспортной безопасности» или за обеспечение «транспортной безопасности»? Подсказки, какое из вышеуказанных понятий использовано для раскрытия термина «силы обеспечения транспортной безопасности», законодатель не оставил. А ведь использованный термин является, по сути, краеугольным камнем административно-правового статуса СОТБ, включая работников подразделений транспортной безопасности. Попробуем разобраться, составив классификацию СОТБ и определив их основные права и обязанности. Но сначала завершим разбор дефиниции понятия.

Понятием определено, что «лица, ответственные за обеспечение транспортной безопасности», включают в том числе «персонал субъекта транспортной инфраструктуры или подразделения транспортной безопасности, непосредственно связанный с обеспечением транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры или транспортных средств». При буквальном толковании напрашивается вывод о том, что, если исключить из понятия вышеуказанный персонал, то СОТБ состоят из лиц, ответственных за обеспечение транспортной безопасности, но при этом непосредственно не связанных с обеспечением транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры или транспортных средств. Но это оксюморон!

Чтобы понять, какой персонал – субъекта транспортной инфраструктуры или подразделения транспортной безопасности (далее – СТИ и ПТБ соответственно) – имеется в виду, предположим, что речь идет о персонале (лицах), выполняющем работы, непосредственно связанные с обеспечением транспортной безопасности.

Часть 2 статьи 10 ФЗ-16 устанавливает, что перечень работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности, устанавливается Правительством РФ. Указанный перечень утвержден распоряжением Правительства РФ от 05.11.2009 г. №1653-р и включает следующие работы:

1. Аккредитация специализированных организаций в области транспортной безопасности (прим. автора: проводится компетентными органами в области обеспечения транспортной безопасности).

2. Оценка уязвимости объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (прим. автора: проводится специализированными организациями в области обеспечения транспортной безопасности).

3. Категорирование объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (прим. автора: осуществляется компетентными органами в области обеспечения транспортной безопасности).

4. Осуществление контроля и надзора в области обеспечения транспортной безопасности (прим. автора: осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере транспорта).

5. Разработка и реализация планов обеспечения транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (прим. автора: разрабатываются субъектами транспортной инфраструктуры, реализация осуществляется субъектами транспортной инфраструктуры и (или) перевозчиками).

6. Формирование и ведение информационных ресурсов единой государственной информационной системы обеспечения транспортной безопасности, в том числе автоматизированных централизованных баз персональных данных о пассажирах (прим. автора: создается уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти).

7. Аттестация сил обеспечения транспортной безопасности (прим. автора: проводится органами аттестации, могут привлекаться аттестующие организации).

8. Сертификация технических средств обеспечения транспортной безопасности (прим. автора: осуществляют федеральные органы по сертификации).

Из приведенного перечня только работы, указанные в п.5, относятся к компетенции СТИ и перевозчиков. При этом ни одну из перечисленных работ ФЗ-16 к компетенции СОТБ и ПТБ не относит. Следовательно, лица СТИ, допущенные к работам, непосредственно связанным с обеспечением транспортной безопасности, и в частности к разработке и реализации планов обеспечения транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (далее – ОТИ и ТС соответственно), могут не являться ответственными за обеспечение транспортной безопасности. Опять получается бессмысленность!

За что же тогда отвечают ответственные за обеспечение транспортной безопасности лица? Анализ данного перечня ясности не добавил. Наоборот, внес еще большую неопределенность.

Понятие «силы обеспечения транспортной безопасности» в составе «лиц, ответственных за обеспечение транспортной безопасности» включает персонал ПТБ. Однако статья 4 ФЗ-16 обеспечение транспортной безопасности ОТИ и ТС возлагает только на СТИ и перевозчиков. Обеспечение транспортной безопасности к компетенции ПТБ ч.1 ст.4 ФЗ-16 не относит. Кроме того, особо обращаем на это внимание, защита ОТИ и ТС от актов незаконного вмешательства законом не признается работой, непосредственно связанной с обеспечением транспортной безопасности. То есть с точки зрения ФЗ-16 деятельность ПТБ непосредственно не связана с обеспечением транспортной безопасности (обеспечением состояния защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства)!

В общем, толкование понятия «силы обеспечения транспортной безопасности» с опорой только на ФЗ-16 не позволяет понять, каков состав СОТБ и каковы их основные права и обязанности. Поищем ответ в подзаконных актах.

В поисках толкования

Требования по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта (на примере требований, утвержденных постановлениями Правительства РФ от 08.10.2020 г. №1637, от 08.10.2020 г. №1638 и от 10.10.2020 г. №1651), предусмотренные статьей 8 ФЗ-16, включают обязанность СТИ и перевозчиков назначить лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности в СТИ на ОТИ и ТС (далее – лицо, ответственное за ТБ). Однако рассмотренные требования, несмотря на ожидания, связанные с использованием в ФЗ-16 слова «ответственный», права и обязанности лиц, ответственных за ТБ, практически не раскрывают.

Так, к правам лиц, ответственных за ТБ, требования относят право принимать решение, на основании которого у СТИ или перевозчика появляется обязанность прекратить посадку пассажиров, а также проведение погрузо-разгрузочных операций и принять меры по эвакуации физических лиц, находящихся на транспортном средстве, за исключением СОТБ ТС. А лица, ответственные за ТБ ОТИ, не подлежащих категорированию, при уровне безопасности №3 вправе принимать решение, на основании которого у СТИ появляется обязанность прекратить функционирование ОТИ и ограничить доступ к нему.

Причем «Правилами взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, субъектов транспортной инфраструктуры и перевозчиков при проверке информации об угрозе совершения акта незаконного вмешательства на объекте транспортной инфраструктуры и (или) транспортном средстве» (утверждены Постановлением Правительства РФ от 15.08.2018 г. №943) определено, что лицо, ответственное за ТБ, вправе принимать решение об эвакуации физических лиц с территории ОТИ или ограничении доступа физических лиц к части (частям) ОТИ силами обеспечения транспортной безопасности только по согласованию с территориальным органом ФСБ России и территориальным органом МВД России. Этими же правилами подтверждается право лица, ответственного за ТБ, принимать решение о прекращении перевозки или об изменении графика и маршрута движения транспортного средства при необходимости.

При осуществлении технологического взаимодействия ОТИ и ТС, совершающего международные рейсы, на лиц, ответственных за ТБ, возлагается реализация мер, установленных декларацией об охране, предусмотренной Международным кодексом по охране судов и портовых средств (далее — МК ОСПС).

Для лиц, ответственных за обеспечение ТБ плавучих (подвижных) буровых установок (платформ), морских плавучих (передвижных) платформ, предусмотрена обязанность незамедлительно информировать морской спасательно-координационный центр о подготовке совершения или совершении акта незаконного вмешательства в деятельность установки.

К функциям лиц, ответственных за ТБ, отнесено заверение списков, по которым осуществляется допуск физических лиц на искусственные острова, установки и сооружения; получение списков физических лиц, следующих на ТС, для оформления пропусков для их допуска в зону транспортной безопасности ОТИ; получение судовых ролей для допуска на ОТИ членов экипажа ТС. Также лицо, ответственное за ТБ, является получателем тревожного сигнала (оповещения) с ТС, осуществляющего перевозку.

Необходимо отметить, что ни ФЗ-16, ни подзаконные нормативные правовые акты не определяют порядок наделения правами и установления обязанностей лиц, ответственных за ТБ, и не содержат отсылок по этому поводу к иным нормативным правовым актам. Поэтому вышеприведенный перечень прав, обязанностей и функций лиц, ответственных за ТБ, осуществляющих свою деятельность на морском и внутреннем водном транспорте, основанный на анализе ФЗ-16 и четырех постановлений Правительства РФ, является исчерпывающим.

Прямо скажем, не густо. Полученный результат не дает ответа даже на вопрос, почему назначение лица, ответственного за ТБ, относится к первоочередным мероприятиям СТИ по выполнению требований по обеспечению транспортной безопасности.

Без вины виноваты

В транспортной отрасли сформировалось устойчивое мнение, что должность лица, ответственного за ТБ, «расстрельная», так как в случае неисполнения СТИ или перевозчиком требований по обеспечению транспортной безопасности именно это лицо рискует быть привлеченным к административной или уголовной ответственности одним из первых.

Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения транспортной безопасности» особо указывает на то, что лица, ответственные за обеспечение транспортной безопасности в СТИ, на ОТИ, ТС, в соответствии со статьей 11.15.1 КоАП РФ и статьей 263.1 УК РФ несут административную и уголовную ответственность.

Однако при этом в ФЗ-16 и требованиях по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта отсутствуют нормы, возлагающие или определяющие порядок возложения ответственности за их исполнение на лицо, ответственное за ТБ.

Резюмируем. ФЗ-16 и его подзаконные акты практически не наделяют лиц, ответственных за ТБ, правами и обязанностями, включая обязанность исполнения требований по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта. Последнее обстоятельство ставит под сомнение законность привлечения указанных лиц к административной ответственности. Полученный вывод указывает на существенные недостатки в ФЗ-16 и его подзаконных актах в части, касающейся административно-правового регулирования статуса лиц, ответственных за ТБ.

Толкуя требования по обеспечению транспортной безопасности морского и внутреннего водного транспорта системно, можно предположить, что лицо, ответственное за ТБ, является основным лицом в СТИ и у перевозчика, на которое возлагается обязанность исполнения указанных требований. Сложившаяся в настоящее время в транспортной сфере практика отталкивается именно от такой позиции. В пользу данного подхода говорит и то обстоятельство, что требования к СТИ и перевозчику о назначении лица, ответственного за ТБ, содержатся только в требованиях по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта. Иные нормативные правовые акты вопросы назначения лица, ответственного за ТБ, регулирования его правового статуса не затрагивают.

В свою очередь суды также считают роль лица, ответственного за ТБ, в исполнении требований по обеспечению транспортной безопасности центральной. Судебная практика исходит из того, что ответственность СТИ или перевозчика за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности наступает лишь в случае наличия вины лица, ответственного за ТБ.

Так, Конституционный Суд РФ подчеркивает, что «юридическое лицо лишь тогда подлежит привлечению к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, и этот вывод надлежащим образом мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении; в иных же случаях, когда умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности» (из Постановления Конституционного Суда РФ от 14.04.2020 г. №17-П).

В целях уточнения правого статуса лиц, ответственных за ТБ, устранения двусмысленности и установления определенности в требованиях по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта предлагается дополнить статью 1 ФЗ-16 следующим пунктом:

3.1. Лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности в субъекте транспортной инфраструктуры, на объекте транспортной инфраструктуры, транспортном средстве – лицо, назначенное субъектом транспортной инфраструктуры или перевозчиком ответственным за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта в субъекте транспортной инфраструктуры, на объекте транспортной инфраструктуры, транспортном средстве.

Дополнение позволяет конкретизировать правовой статус лица, ответственного за ТБ. При этом оно не влечет необходимости внесения изменений и/или дополнений в требования по обеспечению транспортной безопасности по видам транспорта и соответствует реально существующей практике в этой области. Предлагаемое решение позволяет избежать необходимости толкования понятия с использованием иных основных понятий («обеспечение транспортной безопасности» и «транспортная безопасность») и способствует его однозначному пониманию. Вместе с тем, правой статус лиц, ответственных за ТБ, требует доработки в части, касающейся их прав, обязанностей и социальной защищенности при исполнении обязанностей.

Наделить правами и ответственностью

Для определения состава СОТБ вновь обратимся к пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения транспортной безопасности». В ней указывается, что необходимость законодательного закрепления и раскрытия понятия «силы обеспечения транспортной безопасности» обусловлена вводимой обязательностью подготовки и аттестации СОТБ согласно вводимой статье 12.1. ФЗ-16 «Подготовка и аттестация сил обеспечения транспортной безопасности».

Оказывается, понятие «силы обеспечения транспортной безопасности» было введено только для того, чтобы определить группы работников, подлежащих подготовке и аттестации СОТБ, а не для установления категорий работников, обладающих особой правосубъектностью в целях защиты ОТИ и ТС от актов незаконного вмешательства, и совершенствования их правого статуса. Возможно, именно с этим связана слабая проработанность прав и обязанностей СОТБ. Но тот факт, что полный состав СОТБ приходится выяснять через нормы ФЗ-16, связанные с подготовкой и аттестацией СОТБ, точно связан с позицией законодателей о целях законодательного закрепления и раскрытия понятия «силы обеспечения транспортной безопасности».

Приложение к «Правилам аттестации сил обеспечения транспортной безопасности» (утверждены Постановлением Правительства РФ от 26.02.2015 г. №172) содержит «Перечень отдельных категорий сил обеспечения транспортной безопасности, в отношении которых осуществляется проверка соответствия личностных (психофизиологических) качеств и уровня физической подготовки требованиям законодательства Российской Федерации о транспортной безопасности» (далее – Перечень отдельных категорий СОТБ), который включает:

1) работников СТИ, ПТБ, руководящих выполнением работы, непосредственно связанной с обеспечением транспортной безопасности на объекте (объектах) транспортной инфраструктуры или транспортном средстве (транспортных средствах) (далее – работники СТИ, ПТБ, руководящие работами);

2) работников ПТБ, включенных в состав группы быстрого реагирования;

3) работников ПТБ, осуществляющих досмотр, дополнительный досмотр и повторный досмотр в целях обеспечения транспортной безопасности;

4) работников ПТБ, осуществляющих наблюдение и (или) собеседование в целях обеспечения транспортной безопасности;

5) работников СТИ, ПТБ, управляющих техническими средствами обеспечения транспортной безопасности.

Таким образом, Перечень добавляет нам две категории, которые можно отнести к персоналу СТИ, и пять – к персоналу ПТБ, непосредственно связанному с обеспечением транспортной безопасности ОТИ или ТС. Эти же категории включены в «Перечень отдельных категорий лиц, принимаемых на работу, непосредственно связанную с обеспечением транспортной безопасности, или выполняющих такую работу, проведению аттестации которых предшествует обработка персональных данных» (утвержден приказом Минтранса России от 14.10.2015 г. №306).

Сразу возникает закономерный вопрос о том, относятся ли лица, указанные в пункте 1 Перечня отдельных категорий СОТБ, к лицам, ответственным за ТБ? Единственным документом, позволяющим ответить на этот вопрос, является приказ Минтранса России от 29.12.2020 г. №578 «Об утверждении типовых дополнительных профессиональных программ в области подготовки сил обеспечения транспортной безопасности». Согласно этому приказу лица, ответственные за ТБ в СТИ, лица, ответственные за ТБ на ОТИ и/или на ТС, и работники СТИ, ПТБ, руководящие работами, повышают квалификацию по различным программам.

Чтобы определить ключевые различия в функционале указанных категорий, сравним пункт 6 типовых дополнительных программ, которые определяют, что должен уметь обучающийся по результатам освоения программ. В результате сравнения можно сделать вывод о том, что основная функция работников СТИ, ПТБ, руководящих работами, организаторская. В то время как у лиц, ответственных за ТБ, основная роль – функция контроля, которая дополняется навыками разработки внутренних организационно-распорядительных актов в области обеспечения транспортной безопасности и мероприятий по совершенствованию мер по обес-печению транспортной безопасности ОТИ и (или) ТС с учетом угроз совершения актов незаконного вмешательства.

Приказ №578 позволяет выделить еще одну категорию лиц, входящих в состав СОТБ, – иные работники СТИ, ПТБ, выполняющие работы, непосредственно связанные с обес-печением транспортной безопаснос-ти ОТИ и (или) ТС (далее – иные работники). Типовая дополнительная профессиональная программа к навыкам таких работников относит умения взаимодействовать с работниками на ОТИ и (или) ТС, непосредственно связанными с обеспечением транспортной безопасности, и информировать об обстановке на ОТИ и (или) ТС. Приведенные навыки не позволяют понять, зачем введена эта категория. В иных нормативных правовых актах правовой статус работников указанной категории не раскрывается. На практике их функционал неоднороден и зависит от пожеланий конкретного СТИ или перевозчика.

Необходимо отметить, что среди функций работников СТИ, ПТБ, руководящих работами, только одна может быть отнесена к компетенции СТИ – организовывать разработку плана обеспечения транспортной безопасности, и при этом включена в перечень работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности. А у работников СТИ, ПТБ, управляющих техническими средствами обеспечения транспортной безопасности, работников ПТБ (пункты 2-4) и иных работников в функционале работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности, ее нет вообще.

На наш взгляд, во избежание путаницы словосочетание «непосредственно связанной с обеспечением транспортной безопасности» целесообразно использовать только в отношении работ, включенных в перечень, утвержденный распоряжением Правительства РФ от 05.11.2009 г. №1653-р, и в отношении лиц, выполняющих конкретно эти работы.

Для характеристики лиц, входящих в состав СОТБ, предлагается использовать понятие, раскрывающее термин «транспортная безопасность». Во-первых, «транспортная безопасность» является единственной целью деятельности СОТБ. Во-вторых, данное понятие охватывает как частный случай и выполнение работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности.

С учетом указанного п.7.2 ст.1 ФЗ-16 предлагается изложить в следующей редакции:

7.2. Силы обеспечения транспортной безопасности – лица, ответственные за обеспечение транспортной безопасности в субъекте транспортной инфраструктуры, на объекте транспортной инфраструктуры и транспортном средстве, персонал субъекта транспортной инфраструктуры или подразделения транспортной безопасности, непосредственно связанный с обеспечением защищенности объектов транспортной инфраструктуры или транспортных средств от актов незаконного вмешательства.

Завершая анализ категорий работников СТИ, входящих в состав СОТБ, важно обратить внимание на то, что определение перечня категорий работников СОТБ и элементов их правового статуса, отталкиваясь от типовых дополнительных профессиональных программ в области их подготовки, выглядит с правовой точки зрения неестественно. Наоборот, создание дополнительных профессиональных программ должно опираться на четко и нормативно уже определенные права и обязанности таких работников.

Да, можно вспомнить, что пять категорий работников сил обеспечения транспортной безопасности определены постановлением правительства. Но указанные категории выделены только для целей подготовки и аттестации СОТБ в соответствии с ч.4. ст.12.1 ФЗ-16, а не для правового регулирования их повседневной деятельности по защите ОТИ и ТС от актов незаконного вмешательства.

Для большей ясности адми-нистративно-правового регулирования деятельности СОТБ предлагается п.7.2 ст.1 ФЗ-16 дополнить еще предложением: «Перечень категорий сил обеспечения транспортной безопасности, их основные права и обязанности устанавливаются Правительством Российской Федерации, за исключением прав и обязанностей, установленных настоящим Федеральным законом». Оговорка во второй части предложения связана с тем, что права и обязанности отдельных категорий работников подразделений транспортной безопасности частично установлены ФЗ-16 или в соответствии с ним (см. статьи 12.2, 12.3 ФЗ-16).

Морские порты №6 (2022)

ПАО СКФ
НПО Аконит
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты

01.12.2022

Транспортная политика

23.11.2022

Транспортная политика

09.11.2022

Транспортная политика