От оптимизма – к реальности - Морские вести России

От оптимизма – к реальности

11.04.2022

Обзор отрасли

От оптимизма – к реальности

Фото: пресс-служба АО «Адмиралтейские верфи»

Судостроительная отрасль СССР, а после и России, никогда не жила безмятежно. Даже в относительно спокойные советские годы были ограничения, сложности с поставками оборудования, качеством продукции, проблема недостатка кадров. Сегодня отрасль столкнулась с новыми вызовами. Только-только оправившись от коронавирусных ограничений, судостроение встало перед проблемой импортозамещения. И теперь уже по-настоящему. А в нагрузку – решение всех вопросов, выстраивание новых логистических цепочек, поиск новых поставщиков.

Шираз Хафизов

После событий последних месяцев действующий вариант Стратегии развития судостроительной промышленности на период до 2035 года наверняка надо будет пересматривать. Даже в прошлых условиях цели в ней были чересчур оптимистичными.

На примере показателей 2020 года, заложенных в документе, видно, что из всего перечня индикаторов в 2020 году 5 – перевыполнено, 2 – достигнуто, 2 – не достигнуто. Таким образом, около 80% перечисленных индикаторов достигнуты либо перевыполнены. Уже в 2021 году из-за сокращения гособоронзаказа, сложностей с поставками комплектующих, приостановления работ на производствах практически все индикаторы достигнуты не были.

Сейчас изменилась даже номенклатура требуемых стране судов, уже не говоря о проблемах строительства.

Тем не менее на стапелях российских верфей в разной стадии готовности от контракта до достройки находится целый спектр гражданских судов и кораблей. На начало 2022 года их количество перевалило 550 единиц совокупной стоимостью более 3,1 трлн рублей. Из них несколько довольно сложных с технической точки зрения судов. Это и линейный дизельный ледокол проекта 21900М2 (на 18 МВт) ледового класса Icebreaker 7, который будет строить Выборгский судостроительный завод, два двухтопливных ледокола мощностью пр. 23620 (на 12-14 МВт) ледового класса Icebreaker 7 на Онежском ССЗ (контракт по субподряду будет передан турецкой верфи Kuzey Star Shipyard) стоимостью 18,5 млрд рублей или строительство многофункционального аварийно-спасательного судна мощностью 7 МВт MPSV06M стоимостью около 7 млрд рублей, размещенного на АО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь».

Попробуем подвести итоги работы отрасли за год и того, с чем верфям еще предстоит работать. Широкими мазками и исходя из той информации, что была опубликована в открытых источниках.

Итоги ОСК

В 2021 году предприятия Объединенной судостроительной корпорации передали заказчикам около 20 кораблей и судов.

Так, в прошлом году были сданы шесть новых боевых кораблей, в том числе три атомные подводные лодки: «Князь Олег», «Казань» и «Новосибирск» (такие темпы демонстрировали только во времена Советского Союза).

Военно-морскому флоту были также переданы новейший корабль противоминной обороны «Георгий Курбатов», очередная дизель-электрическая субмарина проекта 636 «Магадан» и судно тылового обеспечения «Всеволод Бобров».

Состоялась закладка атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения «Дмитрий Донской» и «Князь Потемкин» проекта «Борей-А», корветов «Грозный», «Бравый» и «Буйный» на Амурском судостроительном заводе и корабля противоминной обороны «Афанасий Иванников».

По линии гражданской программы ОСК предприятия сдали 12 судов. Из них второй в семействе и первый серийный ледокол проекта 22220 «Сибирь». Судно уже совместно с «Арктикой» работает на трассах Севморпути.

Рыболовецкую флотилию пополнили новые крупнотоннажные траулеры-процессоры «Баренцево море» и «Норвежское море». Был передан заказчику паром проекта PV22 «Павел Леонов».

На Невском судостроительно-судоремонтном заводе заложили два научно-исследовательских судна проекта 17050: «Профессор Анатолий Елизаров» и «Профессор Петр Моисеев», а на СНСЗ – пассажирское судно проекта А45-90.2 «Виктор Астафьев».

Говоря о доле гражданского судостроения, Алексей Рахманов отметил, что она достигла 24%, или 9 млрд рублей в стоимостном выражении.

Финансовые отчеты будут позднее, однако, по предварительным расчетам, в 2021 году ОСК должна получить чистый убыток. Во многом он связан с последствиями пандемии и рядом программ, которые по решению заказчиков отложили. В конце прошлого года директор ОСК Алексей Рахманов, комментируя результаты, прогнозировал, что убытки – это событие однолетнее.

В мае 2015 года правительство России утвердило программу финансового оздоровления ОСК, согласно которой из бюджета планировалось выделить 30 млрд рублей в пользу корпорации на погашение проблемных кредитов и реструктуризацию кредитов еще на 38 млрд рублей. Чистая прибыль в финансовой модели завода прогнозировалась с 2023 года. Как сообщал в прошлом году «Коммерсантъ», перспективный продуктовый портфель общества до 2027 года составляет 257,5 млрд рублей. Однако сейчас, скорее всего, гражданский сегмент у ОСК сильно просядет, а цифры наверняка уменьшатся.

Итоги СК «Ак Барс»

Зеленодольский завод имени Горького в 2021 году сдал в эксплуатацию шесть кораблей. Сумма контрактов составляла 171 млрд рублей.

Из крупных закладок судов на заводе стоит отметить многофункциональное арктическое аварийно-спасательное судно проекта MPSV07M и два судна на подводных крыльях проекта 03830 для Ханты-Мансийского автономного округа.

В конце августа предприятие спустило на воду два лоцмейстерских судна проекта BLV03: «Александр Парфенов» и «Всеволод Пересыпкин». В октябре они вместе с катером специального назначения проекта 21980 ушли на внешние сдаточные базы, где уже будут проходить все этапы испытаний.

В самом конце года на предприятии заложили три многоцелевых морских буксира проекта Т3150-ЗД для Морской спасательной службы Росморречфлота.

Строительство ведется в рамках федерального проекта «Северный морской путь» – комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры для нужд бюджетного учреждения. Срок завершения выполнения работ по контракту – декабрь 2024 года.

Все эти гражданские суда, особенно MPSV07M, – со значительной долей импортного оборудования, которое достигает 80% в совокупной стоимости судна. В том числе здесь значится и специальное оборудование по борьбе с нефтеразливами и пожарами, поисково-спасательное и другая техника, аналоги которой подобрать весьма сложно.

Грузовой флот

Окская судоверфь, которая прошлые 4 года делила первенство по количеству построенных судов с заводом «Красное Сормово», в 2021 году сдала десятое, завершающее серию из 10 судов, многоцелевое сухогрузное судно проекта RSD59 «Астрол-8» для компании «Астрол». Заказчиком выступало ПАО «Государственная лизинговая транспортная компания», лизингополучатель – судоходная компания «Астрол». Проект RSD59 разработан Морским инженерным бюро.

Всего Окская судоверфь строит 18 судов проекта RSD59 (первые пять для судоходной компании «Петротранс», десять для судоходной компании «Астрол» плюс еще три для компании «Идель»). Пятнадцать судов уже сданы в эксплуатацию.

Что касается серии сухогрузных судов проекта RSD59, на сегодня самой массовой в современной истории России, в 2021 году предприятия сдали 16 RSD59. Из них 7 сухогрузов передало ПАО «Завод «Красное Сормово» для ООО «Альфа» (через АО «ГТЛК»), 8 – АО «Окская судоверфь» для ООО «СК Астрол» и 1 – ООО «Невский ССЗ» для ООО «Пола Райз».

Продолжение строительства серии RSD59 пока под вопросом. В середине марта Государственная транспортная лизинговая компания подняла ставки по лизинговым платежам. А именно ГТЛК в большей степени и финансировала строительство «река–море» флота.

Платежи АО «ГТЛК» банкам-кредиторам в связи с пересчетом увеличились с 2 млрд до 4 млрд рублей ежемесячно. Дополнительный объем выплат компании банкам до конца года оценивается в 38 млрд рублей. Условия явно не для серийного строительства грузового флота. Да и пока не все понятно с действующей грузовой базой.

Промысловый флот

Про сданные в 2020-2021 гг. году промысловые суда сказано выше. Помимо этого, еще около 60 сейчас в работе на разных верфях, не только входящих в ОСК. Рекордсмены тут Адмиралтейские верфи, которые строят 10 супертраулеров свыше ста метров длиной для Русской рыбопромышленной компании (РРПК) по проекту СТ-192. В сентябре этого года был заложен уже шестой траулер из серии «Механик Щербаков».

Северная верфь строит 10 траулеров-процессоров проекта 170701 для группы компаний «Норебо», в августе заложено уже десятое судно. К тому же идет работа над четырьмя ярусоловами (три для РК «Вирма» и один для ООО «Глобус»).

В 2021 году Онежский судостроительно-судоремонтный завод начал строительство шести судов-краболовов проекта 5712LS. Заказчиком выступает ГК «Русский Краб», которая планировала получить семь живовозов проекта 5712LS и три процессора проекта 5712Р, разработанные компанией «Дамен-Инжиниринг».

Суда для добычи и перевозки живого краба строит Онежский судостроительно-судоремонтный завод, а процессоры с бортовыми фабриками – Окская судоверфь. По этому же проекту 5712 строят суда Верфь братьев Нобель (два живовоза) и Находкинский СРЗ (восемь живовозов).

Серия из пяти краболовов-процессоров строится на заводе «Красное Сормово» с 2020 года для НП «Северо-Западный рыбопромышленный консорциум» в рамках федеральной программы инвестиционных квот. Заказчиками выступают компании ООО «Альфа трейд», ООО «Карапакс», ООО «ФРОСТЕР» и ООО «Эта-трейд». Краболовы должны быть построены до ноября 2024 года.

Это только небольшая часть всей номенклатуры строящихся судов. В данном случае мы не берем в расчет планируемый второй этап программы инвестиционных квот.

Однако стоит отметить, что проблем с промысловым флотом даже больше, нежели с флотом «река – море». Главная сложность в том, что российские верфи ведут работу по проектам иностранных КБ, которые сегодня считаются лидерами на промысловом рынке.

Компании, которые вошли в программу инвестквот, сразу были нацелены на оснащение своих будущих судов новейшим оборудованием ведущих мировых (т.е. иностранных) производителей. По планам это позволяло повысить эффективность промысла и эксплуатации, а также обеспечить экологичность судов. На деле же норвежские конструкторские бюро старались заложить в спецификацию норвежские рыбофабрики, специализированное оборудование, заказчик же – иностранное судовое оборудование, с которым не должно было быть проблем ни в части сервиса в любой точке мира, ни с поставкой ЗИП, ни с надежностью и экономичностью работы.

Сейчас из-за проблем с поставками основного оборудования в подвисшем состоянии оказались суда, которые законтрактованы, но не заложены, или суда в низкой степени насыщения. Оборудования на промысловом судне очень много, поэтому есть опасения, что из-за сбоев с поставками поплывут сроки работ.

В конце 2021 года в Совете Федерации подводили итоги очередного года реализации программы квот под инвестиции, где звучало несколько интересных тезисов. Со стороны верфей о том, что убыточность первых судов серии отражает общую неготовность предприятий к началу строительства насыщенных высокотехнологичным оборудованием рыболовецких судов в установленные программой сроки. То есть верфи рассчитывали выйти на прибыль с серийных судов.

Средний срок переноса даже в тех условиях колебался от одного до двух лет. При этом заказчики исправно обязаны платить лизинговые или кредитные платежи за судно, которое должно выйти на промысел и приносить прибыль, даже если оно остается на стапелях. Сегодня эта ситуация может усугубиться до разрывов действующих договоров или заморозки плановых закладок.

Многие отраслевые специалисты в свое время скептически относились к стратегии импортозамещения. А ведь она, несмотря на свою абсурдность, оказалась пророческой. Раньше проектировали параллельно со строительством, теперь параллельно еще и приходится импортозамещать оборудование.

Кто здесь партнер

ЕС 16 марта объявил об очередном пакете санкций против российских компаний. Как следует из официального журнала ЕС, в том числе санкции наложены на предприятия ОСК, Зеленодольского СЗ, АО «Кронштадт», ЦТСС, ЦС «Дальзавод», СЗ «Вымпел», ПАО «Звезда», ЦКБ по СПК имени Р.Е. Алексеева, Ярославского СЗ. Против компаний из санкционного списка применяются «строгие экспортные ограничения в отношении товаров и технологий двойного назначения, а также товаров и технологий, которые могут способствовать технологическому совершенствованию российского сектора обороны и безопасности».

Понимания масштаба влияния иностранных санкций на российское судостроение пока нет. Но верфям, входящим в государственную Объединенную судостроительную корпорацию, про валютные счета придется забыть.

Но если потенциал ОСК, можно надеяться, позволит решить эти вопросы, то у ССК «Звезда» будут проблемы помасштабнее. Пока верфь в Большом Камне практически на 100% зависит от поставок из Южной Кореи, которая доставляет на предприятие уже готовые секции со всем оборудованием. За все время работы «Звезда» сдала только два «Афрамакса». При этом твердый портфель заказов «Звезды» составляет 66 судов, включая подписанные контракты, которые вступили в силу или имеют юридическую обязанность.

Заказы должны строиться для проектов «НОВАТЭКа» и «Роснефти» в Арктике. С учетом этих планов строятся прогнозы добычи газа и нефти и вывоза их производных. Если газовозов и танкеров не будет, цепочка рушится, а значит, не будет и нефти.

Пока Южная Корея не заявляла об уходе с российского рынка и разрыве отношений с заводом, но вероятность такого сценария очень высока.

Возможно, в сложной ситуации на помощь придут поставщики Китайской Народной Республики. Но сами верфи уже сейчас заявляют о том, что компании из КНР, видя безвыходность России, существенно повышают цену. А это в конечном счете ложится на стоимость заказов, на лизинговые компании, бюджет и далее-далее.

В итоге мы с 1991 года идем к коммерческой выгоде в судостроении, и, похоже, наше поколение до нее так и не дойдет.

Морской флот №1 (2022)

ПАО СКФ
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
Конференция: «SMART PORT: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭКОЛОГИЧНОСТЬ»
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты