Прогулки по каналам: в масках и без помощи властей - Морские вести России

Прогулки по каналам: в масках и без помощи властей

21.08.2020

Прогулки по каналам: в масках и без помощи властей

Коронавирус оставил глубокий след на российском судоходстве. Об этом свидетельствуют различные постановления правительства о признании речного и морского транспорта наиболее пострадавшими отраслями транспорта.

Однако перевозить груз из точки «А» в точку «Б» – дело одно, но как перевозить туристов на теплоходе, когда пассажиропотока нет, равно как и самой навигации? Спецкор Группы изданий «Морские вести России» Кирилл Воловик встретился с исполнительным директором «Нева Тревел Компани» Юрием Набатовым и узнал, как выживала компания и рынок круизного судоходства в условиях пандемии, и что ждет прогулочный флот в будущем.

- Юрий Андреевич, в марте начались «нерабочие дни» в связи с распространением коронавирусной инфекции. Что вы делали с этого момента вплоть до официального открытия навигации?

- В конце марта, когда все закрылось, у нас, как и многих других, были «розовые» очки. Думали: «как все плохо», «безобразие», «закрыли», «да, потеряем апрель, но в мае выйдем точно работать», «какой кошмар, закрыли, а ведь погода хорошая!» Масштаб бедствия из реального бизнеса мало кто осознавал. Мы оптимизировались, так как понимали уже в конце февраля, что будет сильно ограничен туристический поток. Инвестиционные проекты, запущенные осенью 2019 года, приостановили еще во второй половине февраля. Продолжали заниматься ремонтом, и таким образом удалось сохранить средства, чтобы прожить март и начало апреля без начала навигации, без предоплат, в отличие от многих лет ранее, когда начинались предоплаты с ноября любого года, а в феврале и марте шли предоплаты на свадьбы и выпускные. Зачастую навигация запускалась с авансовых платежей, которых в этом году не было вообще. Это очень сильно ударило по нам.

Первая мера по предотвращению распространения инфекции, принятая еще в начале марта - запретили пользоваться общественным транспортом нашим сотрудникам, просили по возможности подвозить друг друга. Затем, когда в конце марта все окончательно закрылось, распустили всех по домам. Осталась минимальная бригада на стоянке флота, продолжала обслуживать суда, проводить небольшие текущие ремонты для подготовки теплоходов к навигации.

И только к концу мая мы уже начали полноценно выводить коллектив в офис. Мы никого не увольняли, что принципиально важно для нас. Наша компания переводила определенное количество людей на режим простоя, к сожалению,с сокращением заработной платы у некоторых сотрудников. Часть сотрудников, например, бухгалтерия, рекламщики, IT-специалисты, были «на удаленке», но большинство - на простое.

У нас были случаи, когда люди сами увольнялись, так как нашли в текущей ситуации места, где платили более достойные деньги. Я несколько раз собирал сотрудников и объяснял, что мы не можем платить в полной мере, потому что работы не производится, но очень хотим сохранить коллектив, понимая, что ситуация продлится не месяц, не два, и доходов с премиями, которые были у нас в 2018-19 годах, не будет. Если у кого-то из сотрудников есть возможность и желание уйти на какое-то место, где будет более стабильный и высокий доход, как бы мне не хотелось сохранить специалистов, я буду искренне рад, что у них получилось решить свои вопросы.

Однако главной проблемой для нашего большого коллектива было то, что мы никого и не взяли на работу. Обычно в марте-апреле идет набор сотрудников на сезон. В это время у нас кипит работа у отдела кадров, заключаются сезонные договора с капитанами, мотористами, кассирами, администраторами, экскурсоводами и прочими специалистами. Мы никого не уволили, но и не устроили людей, которые много лет работали с нашей компанией. Они всегда знали, что с марта по ноябрь они трудоустроены. Пока шли сокращения, мы кого-то «выдергивали» и брали на минимальную работу с зарплатой в 20 000 рублей, чтобы было на что жить. К сожалению, мы оставили порядка 150-200 человек без сезонной работы, даже после начала навигации наша компания просто не смогла их взять.

- На что вы тогда жили?

- У нас не было никаких средств. Мы должны были зимой получить инвестиционные кредиты на ремонт флота, но работа с банком «Россия» приостановилась. В начале марта нас вынесли на кредитный комитет, как раз в то время, когда начал развиваться коронавирус, тогда многие банки приостановили кредитование. Мы обратились в профильный «Морской банк», и они пошли нам навстречу. В апреле под залог наших теплоходов, в сложных условиях, в режиме кредитных комитетов «на удаленке», в «Морском банке» нам согласовали кредит, который мы грамотно рассчитали до конца июня. Наша компания своевременно выполняла все обязательства по зарплатам и налогам, при этом за счет этих средств смогли платить за хранение судов, за аренду офиса и не копить колоссальные долги за второй квартал.

У нас нет задолженности за топливо, нет долгов перед арендодателями, но средств на погашение кредитов, которые взяты ранее, нет, им не откуда взяться. Самое тяжелое еще впереди – это зима 2020-2021 года.

- А сам коронавирус как-то коснулся «Нева Тревел Компани»? Болели ли сотрудники или же, к счастью, вирус обошел стороной?

- По моим сведениям, в самой компании ни один сотрудник не переболел. Я знаю, что у нас у некоторых работников болели члены семьи, и мы их сажали на карантин на две-три недели.

- Что во время пандемии делала власть? Помимо вас в России множество судоходных компаний, которые тоже страдали от вируса. Кто-то вообще помогал вам и им?

- Что происходило в период запрещения работы? Нас заваливали различными вопросами прокуратура и прочие органы. Например, самый интересный запрос от прокуратуры: «А какие меры поддержки оказываются вам в рамках различных программ? Если было оказано, то нужно отчитаться обо всех операциях, на которые были потрачены средства». В ответ на такой запрос, это было в середине мая, мы писали простое письмо: «В ответ на ваш запрос о мерах поддержки компаний в период распространения коронавирусной инфекции сообщаем следующее: никаких мер поддержки не оказано». Это помощь, которую нам оказывало государство.

Все эти многочисленные декларируемые МРОТы за апрель и за май, отсрочки или обнуления платежей по аренде государственного имущества – ничего не было. В начале мая у президента РФ было совещание по транспорту, где обсуждалось, что серьезно пострадали и перевозчики, и круизные компании, и прогулочно-экскурсионный флот, и ни в какие перечни они не включены, никакой помощи не получают. Сначала пошло рассмотрение на включение в перечень. Где-то 20 мая на сайте Кремля появилось Поручение президента о том, что до десятого июня рассмотреть вопрос о внесении деятельность по перевозке пассажиров внутренним водным и морским транспортом в перечень отраслей российской экономики,наиболее пострадавших от коронавируса. В это же время мы писали письма о поддержке в различные инстанции, потому что нам нужны льготы по налогам, но получили отказ, т.к. наша отрасль не была признана пострадавшей.

Наступило десятое июня, однако ничего не изменилось. Мы были в плотном контакте с Департаментом морского и речного транспорта Минтранса, за что им отдельная благодарность. Нами были приготовлены множество анализов, аналитики за прошлые года, статистики, прогнозы по объему падения перевозок, документы по состоянию компании. В конце июня наконец-то сказали, что Правительство приняло Постановление о признании деятельности внутреннего водного пассажирского транспорта пострадавшей отраслью от коронавируса. После чего мы вновь бросились писать письма с просьбами о поддержке. На что был получен ответ: «Постановление принято, но оно еще не вступило в силу. Вступают в силу третьего июля, но если вы хотите получить поддержку, то вам необходимо отправить запрос до первого июля». Но есть загвоздка – пока Постановление не вступило в силу, документы не могут быть приняты. Третьего июля Постановление вступает в силу, мы после этого повторно отправляем очередной запрос с документами, на что получаем отказ, потому что «упустили сроки».

Позже наша компания начала писать запросы о выдаче льготных двухпроцентных кредитов на шесть месяцев для выдачи заработных плат. Но нам сказали, что «раз июль уже закончился, то может выдать кредит максимум на пять месяцев». Но в конечном итоге мы все же согласовали кредит, пусть и на 5 месяцев.

Что касается аренды государственного имущества, где у нас располагается офис, склады, производственные помещения на Морском вокзале, который находится в собственности Санкт-Петербурга в управлении Морского фасада, то в получении либо отмены аренды, либо отсрочек, мы получили полный отказ. По аренде набережных, которые являются городским имуществом, по отмене платежей – тоже отказ. Не только «Нева Тревел Компани», а всем местным судоходным компаниям. Ситуация с коронавирусом объединила судовладельцев в попытках добиться какой-то справедливости, но, к сожалению, попытки ни к чему не привели. Хорошо, что включили в перечень пострадавших отраслей, правда, это заслуга не нашей компании, это все регионы, занимающиеся этой деятельностью, активно участвовали в этом вопросе. Хотя мы делали выборку и узнали, что в Хабаровском крае, Красноярске, Самаре, Казани, Архангельске и ряде других регионов навигация началась с первого по пятое мая, осуществлялись все пассажирские перевозки. А в Ярославской области по примитивной арифметике согласно статистике, ситуация с коронавирусом была хуже, чем в Петербурге. Количество зараженных на душу населения было выше, чем в нашем городе, но тем не менее в мае там все открылось и все активно работали.

- Когда в Петербурге открылась навигация?

- Навигация для прогулочно-экскурсионного флота открылась 28 июня, для скоростного - 15 июля.

- Чем сейчас занята компания «Нева Тревел Компани»?

- Мы ввели в эксплуатацию чуть больше половины флота. Остальное не было смысла вводить. Из девяти единиц скоростного флота введено четыре, из 11 единиц двухпалубных теплоходов ввели шесть и семь единиц однопалубных, чуть больше половины. По общему объему перевозок по сравнению с прошлым годом за аналогичный период в первые две недели июля составил 15-20%. То есть на 80-85% меньше относительно 2019 года. По «Метеорам» в первые дни пока раскачивались было совсем плохо,сейчас в хорошую погоду где-то 50-60% от прошлого года, а так в среднем – 40-45%. В пределах 30-40% находится прогулочно-экскурсионный флот. Падение очень значительное, но при этом надо понимать, что затратная часть на круг не сильно уменьшилась. Ввели в эксплуатацию причал – платежи городу никто не отменял, предъявление Регистру – тоже, аренда набережных – такое же дело. С топливом та же ситуация, мы же работаем по расписанию, и не важно, 35 человек перевозил как в прошлом году или 15 человек в настоящее время, заправляться нужно столько же. Прямые затраты остались примерно такие же. Да, нами не введен какой-то флот и затраты на ГСМ, безусловно, стали ниже. Однако простая и очень печальная математика – после начала работы, в соответствующих месяцах доходы уменьшились на 60%, а затраты – на 25%, поэтому выходит абсолютно непропорционально. По итогам года мы дай бог выйдем на 25-30% от объемов 2019 г. Поэтому всем судоходным компаниям очень тяжело переживать сегодняшнюю ситуацию. На «Авито» уже появляется куча объявлений о продаже тех или иных теплоходов, но кто их купит? Рынка-то нет. При хорошем раскладе ситуация изменится к 2022 году, и то не факт.

- Что вообще происходит на рынке? Разобрались с тем, как вы прошли и проходите этот период. А что с остальными судовладельцами?

- У коллег ситуации похожие – у кого-то чуть лучше, у кого-то чуть хуже. В зависимости от того, какие у кого были инвестиционные планы. Сильнее пострадали компании, заточенные исключительно под работу с турфирмами. Есть организации, которые даже не выводили свой флот в навигацию.

- Есть ли компании, которые не пережили пандемию?

- В настоящее время таких нет. Дальше – покажет время. Но ситуация крайне тяжелая по всему рынку. Сейчас чтобы дожить до навигации 2021 года, ввести в эксплуатацию технически исправный флот и сохранить персонал нужны еще средства. Можно всех разогнать, сэкономить деньги, но потом же не соберешь всех обратно. И в моем представлении, таких средств нет ни у одной судоходной компании. В конце августа все подобьют итоги, кто сколько заработал, и поймут, кому сколько нужно брать кредитов в банках. Если бы не открыли навигацию, то чтобы прожить до следующего нам условно нужно было 80 млн рублей, а так, например, нам понадобится 50 млн рублей. Открытие навигации позволяет просто уменьшить наши убытки, которые в любом случае неминуемы.

- Какие меры безопасности принимаете на своих теплоходах в условиях распространения коронавирусной инфекции?

- Когда ситуация начала развиваться в начале марта, мы были уже готовы работать с этого времени, то нами уже были закуплены антисептики, термометры, санитайзеры, средства индивидуальной защиты и прочее имущество. В июне же с учетом новых требований и правил мы лишь докупали все необходимое. Есть множество ведомств, выдвигающие свои требования и рекомендации, которые регулярно обновляются, мы прислушиваемся и выполняем. Уже по умолчанию, что в офисе, что на флоте работает можно сказать «заезженный» перчаточно-масочный режим, ежедневная температурометрия (по два раза в день), социальная дистанция, разметка, санитайзеры, каждые два часа уборка помещений специальными средствами, уменьшение пассажировместимости судов, проверка температуры при входе на причал, введение многочисленных журналов. Все это, как не прискорбно, уже стало для нас традиционным, что является таким же для ресторанов и торговых центров. Мы понимаем необходимость этих мер, тем более, что нас постоянно проверяют.

- По вашим оценкам, рынок восстановится в 2022 году. Есть ли у вас сейчас план на будущее? Что собираетесь делать?

- Если субсидии какие-то дойдут до нас, то мы, конечно, от них не откажемся. Они лишними не будут. Все равно у нас есть планы на развития. Из позитива – некоторые проекты, которые мы планировали активно развивать в этом году, дают свои плоды. Например, запустили причал у Румянцевского спуска. В 2019 году занимались строительством понтона в Новой Ладоге, поставили и запустили причал, который пользуется даже большим спросом, чем мы ожидали. Другой проект – причал на «Севкабеле». С учетом того, что на самом «Севкабеле» нет массовых мероприятий, он работает каждый день в обычном режиме, а также из-за того, что, к сожалению, не ходит паром «Принцесса Анастасия» и не заходят в Неву круизные лайнеры, сообщение экскурсионно-прогулочного теплохода стало открытым. Поэтому мы ходим без перерыва до «Севкабеля» и за июль перевезли больше пассажиров, чем за весь прошлый год в этом направлении. Еще из новинок, мы согласовали с Администрацией порта движение теплоходов в сумерках из Невы за ЗСД (Западный скоростной диаметр – прим. автора) в Финский залив, назвали такие рейсы «Уходим на закат». Показываем пассажирам заход солнца и возвращаемся обратно.Направление очень красивое и уже стало популярным.

Также мы лишь на время приостановили наши работы с проектантами и Средне-Невским судостроительным заводом по строительству однопалубных теплоходов повышенной комфортной вместимости как дизельных, так и с учетом электродвижения. Помимо этого, мы продолжаем активно заниматься проектированием нового катамарана. Сейчас он находится на высокой стадии готовности – общаемся с лизинговыми компаниями, ждем, что восстановится рынок и новый флот вновь будет востребован. Недавно было выездное заседание по развитию Кронштадта, и мы понимаем, что это направление тоже перспективное, там в ближайшее время тоже понадобится скоростной флот.

Наша компания не останавливает движение и развитие, продолжает думать о будущем, ведь когда-то все встанет на свои места, надо быть готовым к повышению объему перевозок и пассажиропотока.

Отдельной, скорее эмоциональной гордостью для нашего коллектива стало то, что в июне нашу компанию признали системообразующей организацией российской экономики, как, к примеру, судостроительные заводы в городе. Будем надеяться, что новый статус добавит вес в наши аргументы в вопросах развития флота в Санкт-Петербурге.

- В завершении основной темы, хочется с вами обсудить несколько событий внутри пассажирского судостроения. 31 июля на СНСЗ состоялась закладка пассажирского теплохода «Андрей Дубенский». Как оцениваете событие? Что скажете о теплоходе?

- В самом событии считаю важным, что судно все-таки спроектировано и два теплохода будут построены, а на каких линиях и в каких бассейнах будут работать – уже другой разговор. Скажу точно, что это судно не для нашего региона, а с учетом его стоимости ни одна коммерческая компания такие инвестиции никогда не окупит. Однако хорошо, что государство начало поддерживать отрасль не только в гособоронзаказах, но и в гражданском судостроении. Мы общаемся с государственными лизинговыми компаниями – «ГТЛК» и «Машпромлизинг», условия, которые они предлагают нам интересны, сейчас прорабатываем вопрос оптимизации строительной стоимости нового судна, чтобы попробовать построить теплоход не на субсидируемую, а на полноценную коммерческую линию. Надеюсь, это может стать хорошим прецедентом, что такое взаимодействие государства с частным бизнесом может существовать.

Это было важное событие в первую очередь для СНСЗ. На церемонии говорили, что подготовка проекта шла порядка десяти лет, плотная проработка всех документов шла где-то пять лет. И закладка теплохода – это практически финальная точка, так как работа тех людей, кто занимался проектом и всеми согласованиями, завершена. Но заводу необходимо построить и передать заказчику, который отправит судно в эксплуатацию. Проект по строительству условно реализован. То, что Средне-Невский завод действительно построит «пассажира» нет никаких сомнений – отличная команда и хорошие условия для реализации заказа. Соответственно нужно двигаться дальше, и наша компания также готова работать с Заводом.Пусть у нас и не крупный круизный, а прогулочный флот, мы искренне считаем, что он имеет значение для Санкт-Петербурга и было бы здорово, если Завод начнет строить флот для нашего города.

- В Татарстане совсем недавно состоялся спуск на воду речного пассажирского теплохода «Чайка СПГ», работающего на газомоторном топливе. Что скажете об этом проекте?

- Проект судов на СПГ – одно из направлений, которое мы тоже прорабатываем с проектантами. Наша компания обсуждает перевод флота на газ, идет параллельный перевод на электричество, с Крыловским ГНЦ беседуем о водородном направлении. По газу очень много технических, экономических и административных вопросов, мы пока все в кучу собираем, и, наверное, считаем, что перспектива у этого направления есть. Однако не завтрашняя, потому что должно быть проделано очень много работы, государство должно понять для чего делается перевод судов на газ. Сейчас говорить о массовой газификации флота точно преждевременно.

- Последний вопрос – в Петербург прибыл круизный лайнер «Мустай Карим», построенный на заводе «Красное Сормово». Что думаете об этом судне? Не много ли круизник «настрадался» еще до официального выхода в свой первый коммерческий рейс с пассажирами на борту? Не стоит ли бояться за судьбу «МустаяКарима» и будущих туристов?

- В этом вопросе я буду оптимистом. Это абсолютно новый проект, подобного никогда в России не строили. Скорее, проект был слишком амбициозен для нашего судостроения. Я категорически считаю, что комфорт и безопасность полностью зависит от компетенций людей, которые будут работать на лайнере. Я уверен, что «Водоходъ» поставит туда самых лучших специалистов. Поэтому даже если во время проектирования и строительства судна что-то было сделано не так, то, думаю, что поставленный высококвалифицированный экипаж любые негативные ситуации и нюансы сможет нивелировать. Мне трудно предположить какие могут быть ситуации, чтобы мне было страшно находиться на лайнере. Я думаю, что нет таких. Судно построено по всем последним стандартам. К мореходности вопросов нет, по рекам и озерам ходить вполне достаточно. Во всем этом вопросе мне жалко туристов, которые сейчас планировали и не пошли в рейс, мне искренне жалко компанию «Водоходъ», которая так мучается и не может запустить лайнер в работу. Надо отдать должное, что в такие суперсложные времена компания не пытается быстро заработать на «Мустае Кариме» и любой ценой выпустить судно в рейс, а ставит в приоритет безопасность, и если есть какие-то сомнения, то тратит много ресурсов на их устранения.

 

 

 

 

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России