Вся Кубань - один большой транспортный хаб - Морские вести России

Вся Кубань - один большой транспортный хаб

07.08.2020

Вся Кубань - один большой транспортный хаб

На Кубани планируют создать крупнейший торгово-транспортно-логистический узел – Южный хаб

Развитие инфраструктуры в РФ подразумевает реализацию не только федеральных, но и региональных проектов. Одним из таких проектов является Южный хаб – флагманский проект Краснодарского края, предусматривающий создание крупного торгово-транспортно-логистического узла на юге страны. Проект вошел в стратегию развития региона до 2030 года.

По итогам рассмотрения обращения губернатора Краснодарского края Вениамина Кондратьева на имя Президента РФ Владимира Путина правительству было дано поручение рассмотреть инициированный регионом проект и проработать предложения по механизмам его реализации. В настоящее время на федеральном уровне ведется его обсуждение.

Как сообщили «МП» в Минтрансе России, проект ориентирован на реализацию потенциала края в системе международных транспортных коридоров и обеспечение участникам внешнеэкономической деятельности стран ЕАЭС свободного доступа к услугам транспортно-логистической инфраструктуры Азово-Черноморского бассейна. Более подробно о проекте в эксклюзивном интервью спецкору «МП» в Краснодаре Любови Красновой рассказал сам губернатор Кубани Вениамин Кондратьев.


«МП»: Вениамин Иванович, в чем основная суть и цели проекта Южного хаба? В связи с чем возник проект и чего не хватает краю для постепенного развития и так довольно разветвленной и современной транспортной инфраструктуры?

– У края, действительно, достаточно развитая транспортная инфраструктура, тут вы, безусловно, правы. Предпосылкой к созданию Южного хаба, конечно, стало географическое положение – благодаря своим портам Кубань всегда была одним из главных транзитных регионов страны. Много было сделано к Олимпиаде, во время строительства Крымского моста.

Но сейчас, когда мы делаем акцент на экспортной составляющей, на экономике, всю эту транспортную сеть из девяти портов, аэропортов, сотен километров железных и автомобильных дорог нужно увязывать воедино.

В крае промышленность и сельское хозяйство развиваются хорошими темпами, и мы можем экспортировать нашу продукцию уже в совершенно других объемах. Это, кстати, приоритет не только для края, но и для всех регионов страны в рамках национальных целей, которые обозначил президент. Поэтому хаб объективно необходим Краснодарскому краю.

Что при этом важно? Логистика, которую предстоит наладить, будет выгодна не только с точки зрения бизнеса и развития портов, но и удобна нашим жителям и гостям. Мы стремимся развести пассажирский и грузовой транспорт, особенно на пути к морю. Прежде всего Краснодарский край – это все-таки главный курортный регион страны.

 

«МП»: Что именно планируется создать в рамках проекта, в том числе из объектов портовой, железнодорожной и другой инфраструктуры? В каких местах будут располагаться основные объекты и чем эти места обосновыаются? Предполагается ли строительство новых терминалов или есть договоренности со стивидорными компаниями о расширении уже имеющихся терминалов?

– Условно мы разделили край на три транспортных узла – туапсинский, новороссийский и таманский. Там уже действуют мощные торговые порты. Новороссийский порт, например, занимает первое место в России и третье место в Европе по объему грузооборота. Это более 150 млн тонн грузов в год. Третья часть всей экспортируемой российской нефти отгружается через порты Новороссийск и Туапсе. Поэтому с нуля что-то создавать не нужно, мы отталкиваемся от того, что есть.

У Новороссийска весомые инвестиционные проекты развития. Это в том числе завершение реконструкции нефтерайона «Шесхарис», строительство нового глубоководного причала, расширение мощностей по хранению зерна, модернизация перегрузочных комплексов. К этому узлу относится и развитие Абинского электрометаллургического завода, его продукция идет через порт на экспорт.

В Тамани продолжается огромная стройка индустриального парка стоимостью 8 млрд долларов. Там появится один из самых крупных в стране перевалочных комплексов.

И этим портам нужны подъездные пути с соответствующей пропускной способностью. Иначе нет смысла развивать порт, скажем, с мощностью 100 млн тонн, к которому невозможно или сложно будет доставить груз.

И вот здесь есть один важный момент. Порты – это бизнес, а вся сопутствующая инфраструктура – автомобильные дороги, железнодорожное сообщение – это уже государство, это федеральные и краевые деньги. Поэтому у нас должно быть четкое понимание, какой объем грузов необходимо переваливать через порты края именно для государства, для общего развития страны. Я обратился к Президенту России с просьбой такую концепцию разработать на федеральном уровне.

Порт – это только горлышко в бутылке, просто отдать все на откуп бизнесу было бы неправильно. И мы сегодня ждем документ, который позволит сбалансировать интересы государства и бизнеса.

 

«МП»: Какова оценка реального увеличения объемов внешнеторговых перевозок в Азово-Черноморском бассейне в результате создания хаба?

– По оценкам специалистов, к 2024 году общая мощность портов увеличится примерно на 30%.

«МП»: Особо, наверное, стоит выделить вопрос экспортных перевозок зерна, поскольку край является одним из главных производителей этой сельхозпродукции. На Ваш взгляд, какова основная проблема экспорта кубанского зерна при наличии в крае большого количества морских портов? Какую задачу по зерну призван решить хаб?

– У нас нет проблем с зерном – ни логистических, ни со стороны стран-импортеров. В прошлом году мы его экспортировали на 1,8 млрд долларов, превысив показатель нацпроекта на 11%.

Наши основные торговые партнеры на сегодняшний день – Турция, Египет, Бангладеш, Индия, Нигерия, Украина, Судан, Йемен. Создание хаба эту географию значительно расширит. Но сейчас важно не только это, нам нужно нарастить экспорт продуктов переработки.

 

«МП»: На какие зерновые проекты в этом вопросе Вы больше делаете ставку – на портовые мощности компании «ОТЭКО», сухогрузного района порта Тамань, на мощности ПАО «НМТП» или ПАО «НКХП» в порту Новороссийск, возможно какие-то другие мощности? Или край готов поддерживать зерновые инфраструктурные проекты сразу всех игроков этого рынка?

– Здесь ответ очевиден – мы готовы поддерживать всех. А тем более тех инвесторов, которые, помимо экспорта зерна, будут создавать условия для экспорта готовой продукции – той же муки, которая на Кубани очень высокого качества.

Мы недавно встречались с турецкими инвесторами, они планируют строить на Кубани два мукомольных завода – в Анапе и в Ейском районе. И очень заинтересовались Таманью.

 

«МП»: Не пересекаются ли Ваши планы с уже заявленными стратегическими планами государства по развитию морского порта Тамань, Новороссийского транспортного узла, в целом с «Дорожной картой» развития портов Азово-Черноморского бассейна и Комплексным планом модернизации и расширения магистральной инфраструктуры?

 

– Наши планы тесно увязаны с федеральными и, по сути, являются их логическим продолжением.

Южные порты – это самый короткий путь от российских производителей экспортной продукции в Европу, на Ближний Восток, в Азию, Африку и Америку. Они находятся на пересечении мировых торговых путей.

И чтобы доступ к ним имели как можно больше экспортеров страны, нужен не просто хаб на юге, но и в целом хорошая связанность регионов страны. И развитие транспорта – железнодорожного, авиационного, автомобильного, морского – будет напрямую влиять на эти процессы. Это уже как раз задача Комплексного плана и «Дорожной карты» развития портов.

 

«МП»: Каким образом работу всех объектов, в том числе морских портов и аэропортов, планируется увязать в единый хаб? Понадобятся ли дополнительные авто- и железнодорожные пути, а также средства на них сверх того, что сейчас запланированы в Комплексном плане?

– Конечно, новые дороги будут нужны, и они будут строиться. Южный хаб имеет стратегически важное значение для всего государства. И благодаря федеральной поддержке, Кубань сегодня становится центром реализации дорожных мегапроектов в стране.

Прежде всего, мы будем разгружать подходы к Новороссийскому порту. Сейчас город, особенно если мы говорим о летнем сезоне, фактически превращается в одну большую пробку. Фуры в порт идут через жилые микрорайоны, по тому же маршруту едут и автотуристы. Весь грузовой транспорт надо направить в обход города, по новой сквозной трассе Цемдолина – Портовая протяженностью около 13 километров.

Во время открытия Крымского железнодорожного моста мы обсуждали этот проект с Президентом России, и он его одобрил. Более того, он поддержал и строительство новой трассы Джубга – Сочи, которая сегодня жизненно необходима для развития черноморских курортов.

Новую дорогу мы планируем также к аэропорту Краснодара, в реконструкции нуждаются и региональные дороги по маршрутам Славянск-на-Кубани – Крымск, Крымск – Новороссийск.

Подходы к порту Тамань, Крымскому мосту уже заложены в Комплексный план. Это несколько крупных федеральных проектов. Во-первых, модернизация, а по сути, строительство новой дороги Краснодар – Темрюк – хутор Белый протяженностью почти 120 километров. Во-вторых, создание Дальнего западного обхода краевой столицы – Краснодара – около 53 километров дороги. Здесь проектирование уже завершено, идет подготовка к строительству.

Еще один важный проект – модернизация трассы Новороссийск – Керчь с обходом Анапы.


«МП»: А где на новое строительство возьмутся дополнительные строительные мощности, специалисты и рабочие? Не будут ли эти компании использовать труд мигрантов и иностранцев в ущерб местному населению? Как этот вопрос будет регулироваться?

– На этот счет у нас нет опасений. Это не первый мегапроект, который реализуется в крае. И, безусловно, он даст огромное количество новых рабочих мест. Что касается мигрантов, то здесь законодательство у нас достаточно жесткое, эту ситуацию мы постоянно отслеживаем.


По материалам журнала "Морские порты" № 1 за 2020 г.

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России