Новый вызов экспортерам - Морские вести России

Новый вызов экспортерам

22.12.2020

Российская экономика

Объемы международной торговли упали вдвое сильнее мирового ВВП

Фото: Rouelle Umali, Xinhua

В 2020 году, по прогнозу ВТО, объемы международной торговли упадут на 9,2%, в то время как мировой ВВП, по прогнозам МВФ, снизится на 4,4%. Пандемия стала лишь дополнительным фактором, усилившим международные политические процессы, в соответствии с которыми страны все больше отказываются от глобализации в пользу регионализации.

О том, как быть в этой ситуации российскому бизнесу, ориентированному на экспорт товаров и услуг, говорилось на Международном внешнеэкономическом форуме «Вызовы и решения для бизнеса», организованном Торгово-промышленной палатой РФ, РЭУ им. Плеханова и группой компаний JUST.

Надежда Толстоухова

Эпоха «великого протекционизма» началась

Ученые из Высшей школы экономики (ВШЭ), принимавшие участие в пленарном заседании форума, пришли к выводу, что нынешнее падение объемов мировой торговли лишь отчасти вызвано пандемией коронавируса, а на самом деле оно имеет более глубокие корни.

Так, по словам руководителя департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Игоря Макарова, нынешняя «деглобализация» зародилась еще в кризис 2008-2009 годов. Именно тогда началась «эпоха великого протекционизма», в которой мы живем и сейчас.

«В нулевые годы мировая торговля росла примерно на 5,5% в год, а начиная с 2010 года она растет примерно на 2-2,5% в год. Одна из причин этой ситуации связана с растущим протекционизмом, который становится довольно распространенным способом ведения торговой политики всех ведущих государств. Главными двигателями этого протекционизма являются не развивающиеся страны, как это было в предыдущие десятилетия, а наиболее развитые страны мира: США и страны ЕС», – сказал И.Макаров.

Действительно, в США, которые являются главным мировым импортером, в 2019 году средний размер таможенного тарифа вырос по сравнению с 2010 годом больше чем на 75%. Это свидетельствует о росте тарифных барьеров для импортных товаров. А причины того, почему страны отказываются от больших объемов импорта, лежат в плоскости внутренней и внешней политики.

Внутриполитические процессы, приводящие к протекционизму, связаны с ростом неравенства и социального расслоения в развитых странах. Доходы богатых растут, доходы бедных либо стагнируют, либо падают. Широкая публика ищет причину этой ситуации в том числе и в глобализации. К примеру, американцы винят китайцев в том, что те забрали у них рабочие места и навлекли деиндустриализацию на США. Та же ситуация происходит и в Европе: такие настроения населения Великобритании были одной из причин Brexit.

Внешнеполитические причины протекционистской политики связаны с обеспокоенностью мирового сообщес-

тва быстрым развитием Китая. Если в нулевые годы в структуре его промышленного экспорта преобладали примитивные товары, то сегодня Китай технологически вырос и перешел к производству высокотехнологичных товаров, в том числе цифровых. Став таким образом прямым конкурентом развитых экономик, он навлек на себя целый ряд протекционистских мер других государств. Наиболее явно это заметно в торговой войне, идущей между Китаем и США, но такая же политика наблюдается и со стороны Евросоюза.

И.Макаров привел интересную закономерность. По его словам, когда страны только начинают открываться для международной торговли, их экономические выгоды существенно превышают издержки. Но по мере того, как экономики становятся все более открытыми, рост выгод замедляется, пока не прекращается вовсе. В то же время издержки увеличиваются, чис-тые выгоды снижаются, и поэтому тенденции к протекционизму растут.

Однако для России выгоды от внешней торговли пока существенно превышают издержки, поскольку наша экономика еще очень далека от полной открытости. Россия имеет довольно мало соглашений о зонах свободной торговли с другими странами, а уровень тарифной защиты нашей экономики по-прежнему гораздо выше, чем у ведущих экономик мира. Именно поэтому для России было бы очень опасной тенденцией присоединяться к политике протекционизма.

По мнению И.Макарова, надежды на то, что после пандемии развитые страны мира будут предпринимать меры по восстановлению объемов мировой торговли, немного. «Я не вижу никаких предпосылок того, что пос-ле пандемии страны вновь перейдут к свободной торговле и откажутся от протекционизма», – сообщил эксперт.

Как выиграть в чужой торговой войне

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований ВШЭ Анастасия Лихачева считает, что эхо торговой войны между США и Китаем затронет и другие страны.

«Если раньше мы концентрировались на анализе отношений США и Китая в области международной торговли, то сегодня эти эффекты пойдут как круги по воде и будут распространяться все шире, в первую очередь через реструктуризацию международной торговли между союзниками США и Китая», – считает А.Лихачева.

По ее словам, отказа от политики санкций в ближайшее время ожидать не стоит (вне зависимости от того, какой из кандидатов победит на выборах в США). Дело в том, что санкции – это гораздо более дешевый инструмент влияния, чем военное нападение, но гораздо более действенный, чем дипломатические переговоры. Поэтому санкции и в будущем останутся достаточно популярными, а их жесткость и охват вполне смогут сравниться с запретами времен холодной войны.

Сегодня мы наблюдаем определенную «политическую моду»: негласно считается, что если страна может наложить на кого-то санкции, то она – серьезный игрок на мировой арене. Пример новостных заголовков, когда Саудовская Аравия накладывает санкции на Канаду, – как раз вариант такой новой реальности.

Непризнание самого термина «санкции», на чем настаивают Россия, Китай и некоторые другие страны, не означает отказа от использования самого инструмента. Например, Китай очень активно применяет дискриминационные ограничительные инструменты во внешней политике.

«Мы пока не достигли пика санкционных войн, поэтому в среднесрочном периоде мы можем ожидать только еще больше односторонних ограничительных мер. Есть шанс, что их станет меньше в долгосрочном периоде прос-то потому, что система международной торговли станет более фрагментированной», – сказала А.Лихачева.

Но это не говорит о том, что у российского бизнеса не останется никаких возможностей для торговли своими товарами на внешних рынках. Напротив, торговые войны порой дают новые шансы занять те ниши, которые раньше были заняты другими игроками. Для этого нужно внедрить методологию мониторинга таких новых торговых ниш. Пока эффектом от торговой войны между США и Китаем сумела воспользоваться, к примеру, Бразилия, заместившая целый ряд торговых позиций, которые раньше поставлял в США Китай.

Важно не просто отслеживать появление таких ниш, но и активно в них включаться. Здесь роль может сыграть институт торговых послов, которые смогут на местах быстро начать переговоры и договориться. Кроме того, необходимо расширять зоны свободной торговли России с другими странами. Без этого бороться с усиливающейся регионализацией и фрагментацией мировой торговли нашим экспортерам будет чрезвычайно трудно. Также нужно новое позиционирование бренда российского экспорта за рубежом, считает А.Лихачева.

«Если все это будет сделано, мы действительно сможем предоставить многим странам Африки, Юго-Восточной и Южной Азии свободу выбора, чтобы они могли работать не только с китайскими или американскими компаниями, а иметь некую третью опцию», – сказала она.

Некоторые усилия по установлению международных торговых связей сегодня предпринимают российские бизнес-объединения. Так, на базе «Деловой России» действует институт так называемых бизнес-послов – российских предпринимателей, которые уже смогли построить свой бизнес в конкретной стране и теперь готовы помочь в этом соотечественникам.

По словам вице-президента «Деловой России» Нонны Каргаманян, сейчас в «Деловой России» работает более 50 послов-предпринимателей, которые официально представляют интересы организации в зарубежных странах и лично сопровождают каждый предпринимательский проект в своей стране. Кроме того, бизнес-послы в формате государственно-частного партнерства и в формате частных инициатив открывают торговые дома.

«Я считаю, что это совершенно замечательная инициатива, в рамках которой компании могут создавать консолидационные центры – точки сбора и работы с конкретными компаниями в разных странах. На сегодняшний день у нас работает азиатский торговый дом и африканский торговый дом», – сказала Н.Каргаманян.

Особенности home-stay economy в цифрах

По словам заместителя заведующего сектором международных экономи-ческих исследований ВШЭ Александра Зайцева, в нынешний коронавирусный кризис мировая торговля пострадала меньше, чем в предыдущий, случившийся в 2008-2009 годах. Так, в этот раз объемы торговли по итогам года снизятся на 9,2% при общем падении мирового ВВП на 4,4%, в то время как одиннадцать лет назад показатели были 12% и 2% соответственно.

«Эластичность динамики внешней торговли по ВВП сейчас снизилась. Это связано с тем, что природа нынешнего кризиса другая. В пандемию доходы теряют сфера услуг, добывающие отрасли и машиностроение, но выигрывает сельское хозяйство, пищевая промышленность, электроника и отрасли, производящие товары для домашнего досуга. В то же время бизнес и государство активно инвестируют в ИТ-инфраструктуру для обеспечения удаленной работы. Таково проявление новых паттернов поведения stay-home-экономики. Они сказываются на динамике торговли различными группами товаров», – рассказал А.Зайцев.

Он привел любопытные данные. Во втором квартале 2020 года мировая торговля в целом снизилась на 21% (по данным ВТО), но больше других пострадала отрасль ТЭК: объемы торговли в ней уменьшились на 38%. Объем торговли промышленными товарами упал на 9%, а объем торговли сельскохозяйственными товарами – всего на 5%.

В товарах обрабатывающей промышленности наблюдается очень разная динамика: транспортное машиностроение упало на 52%, товары для путешествий – на 38%, обувь – на 31%, одежда – на 30%, игрушки и игры – на 10%. А вот производство интегральных схем выросло на 5%, компьютеров – на 3%, текстиля – на 10%, фармацевтических продуктов – тоже на 10%, а средств индивидуальной защиты – сразу на 82%.

Торговля услугами на пике в 2020 году упала на 20%, и это вдвое больше, чем в мировой финансовый кризис 2008-2009 годов. И хотя основные объемы мировой торговли уже восстановились к августу 2020 года, тенденции сокращения спроса на офлайновые услуги и увеличения спроса на продукцию АПК и пищепрома сохранятся еще какое-то время.

Итог дискуссии подвел И.Макаров. По его словам, международная торговля будет постепенно снижать свою значимость для многих ведущих экономик мира. Производство и цепочки добавленной стоимости будут переноситься ими в свои страны, а вся мировая экономика начнет фрагментироваться и в конце концов будет состоять из нескольких макрорегионов: Северная Америка, Европа, Восточная Азия. Эти центры будут складываться вокруг стран с крупнейшими экономиками: США, Китая, Германии.

В этом плане для России есть серь-езные риски: экономически Россия не является частью ни одного из этих регионов. Но с другой стороны, будет расти роль производства товаров, базирующихся на полезных ископаемых. И в этом случае Россия сможет сделать ставку на производство различных ресурсоемких товаров и экспортировать не нефть, газ и уголь, а различные товары, интенсивно использующие природные ресурсы. Это и сможет закрепить за нашей страной новую специализацию в мировой экономике.

Морские порты №8 (2020)

Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

22.12.2020

Российская экономика

10.12.2020

Российская экономика

26.11.2020

Российская экономика