Конъюнктура рынка угля в Европе не в пользу угольных компаний России - Морские вести России

Конъюнктура рынка угля в Европе не в пользу угольных компаний России

24.08.2020

Российская экономика

Европа сокращает импорт угля не только из-за экономического кризиса: как это скажется на российских экспортерах?

Тренд последних 10 лет на уверенный рост российской угольной промышленности может смениться стагнацией и даже кризисом из-за падения спроса на энергетический уголь в странах Западной Европы. Евросоюз уверенно отказывается от угля в пользу более экологичных источников энергии. К тому же усиливающийся вследствие пандемии коронавируса кризис в экономике ведет к сокращению производства товаров и, соответственно, связанных с ним энергозатрат. Попробуем разобраться, каковы перспективы российских экспортеров угля и чего им ждать в ближайшем будущем.

Алиса Штыкина

10 лет роста

Последние 10 лет стали для российской угольной промышленности периодом стабильного развития. Объем добычи угля вырос более чем в 1,3 раза – до 440 млн тонн в год, в 2,5 раза вырос объем инвестиций в основной капитал угольных предприятий, введено 297 млн тонн новых мощностей по добыче угля, говорится в правительственной «Программе развития угольной промышленности России до 2035 года» от 2019 года. Угольная промышленность представлена 58 шахтами и 133 разрезами, почти половина из которых введена после 2000 года.

По словам замглавы Минэнерго Анатолия Яновского, российский уголь по своим характеристикам конкурентоспособен на международном рынке, а реализация обновленной «Стратегии развития угольной промышленности» должна позволить к 2035 году увеличить объем добычи угля в 1,5 раза – до 668 млн тонн.

В международной торговле углем доля России за 10 лет выросла с 9% до 14%. Растет присутствие российских угольных компаний на международном рынке, увеличиваются экспортные потоки угольной продукции, отмечается в документе. Основной точкой роста отрасли чиновники видят экспорт угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и Ближнего Востока и прогнозируют «наращивание поставок российского угля в абсолютное большинство стран, за исключением стран европейского континента».

«Наибольший прирост поставок возможен в Китай, Индию, Японию, Южную Корею и Вьетнам, а также в Индонезию. На атлантическом угольном рынке, особенно в Западной Европе, российский уголь будет конкурировать с углями США, Колумбии и Канады. В этой связи становится актуальным наращивание экспортных поставок российского угля на Ближний Восток и африканский континент», – говорится в Программе развития угольной промышленности. Из документа однозначно следует, что европейское направление отходит на второй план и основной упор будет сделан на АТР, Африку и Ближний Восток. По данным ФТС, в 2019 году Россия экспортировала почти 200 млн тонн угля, из них в страны Евросоюза – только 37%. Разберемся, с чем это связано.

Глобальное падение спроса

Мировое потребление угля достигло пика в 2013 году, после чего начало сокращаться, снизившись за пять лет на 2,5% (до 3,77 млрд тонн нефтяного эквивалента). За это же время потребление газа выросло на 14% (до 3,85 трлн кубометров).

В Европе падение спроса на уголь было почти в 10 раз больше – на 19% (до 307,1 млн тонн нефтяного эквивалента), а спрос на газ при этом остался прежним (549 млрд кубометров в 2018 году против 554,4 млрд кубометров в 2013 году). Дальше европейский угольный рынок продолжил сжиматься: в Германии — на 22%, в Великобритании — на 65%, во Франции — на 75%. Именно на эти страны в 2018 году пришлось 95% ввода мощностей в альтернативной энергетике среди всех 28 государств Евросоюза, отмечает Forbes.

В дальнейшем потребление угля странами ЕС продолжило снижаться, в том числе из-за мягкой погоды, падения цен на природный газ и перехода на возобновляемые источники энергии.

Производители угля в Европе переживают не лучшие времена. Они ожидают снижения объемов добычи, просят сократить оплату труда на 20% и ожидают госпомощи в размере около $20 млн в месяц, отмечает заместитель директора практики по работе с компаниями транспортного сектора KPMG в России и СНГ Вадим Топоров. На фоне падения потребности в энергоресурсах и низких цен на нефть и газ КPMG прогнозирует слабый спрос на уголь.

Общий тренд на «зеленую» энергетику

Снижение потребления угля в странах Европы и, как следствие, снижение импортных поставок обусловлено несколькими причинами. Это долгосрочный тренд, связанный со стагнирующим спросом на электричество, регуляторными мерами ряда государств, существенно повышающими себестоимость угольной генерации, а также быстрым развитием альтернативных источников энергии, в первую очередь солнечной и ветровой энергетики, пояснил «МП» Вадим Топоров из KPMG.

Новые стандарты в энергетике, действительно, подталкивают к использованию более экологически чистого топлива и переходу на низкоуглеродные стратегии развития – уголь считается наиболее грязным из источников энергии. В энергобалансах развитых и развивающихся стран растет доля возобновляемых источников энергии и природного газа; в передовых странах развиваются и более энергоемкие альтернативные нефти, газу и углю источники энергии, например, такие как водородное топливо.

«В Европе лидерами в сокращении потребления угля в последние 10 лет стали Германия и Великобритания. Германия пока еще остается самым крупным потребителем нашего угля в Европе, но планирует постепенно сокращать потребление и полностью отказаться от угольной генерации к 2038 году. Похожие планы есть и у других стран ЕС», – говорит В.Топоров.

Германия взяла курс на вывод угля из топливно-энергетического баланса — программы ЕС по сохранению окружающей среды, а также обязательства в рамках Парижского соглашения по климату. В начале 2019 года специальная комиссия при правительстве разработала план полного отказа от использования угля к 2035-2038 годам. Тогда же в ФРГ закрылась последняя угольная шахта Prosper-Haniel, работавшая с 1863 года.

В прошлом году 46% электроэнергии в Германии было получено из возобновляемых источников, а сжигание угля заметно упало. По сравнению с 2018 годом доля электроэнергии, полученной при сжигании бурого угля, снизилась на 22%, а каменного – на 33%.

Это вызвано несколькими причинами. Во-первых, ветреная погода позволила расширить использование энергии ветра для производства электричества и сократить потребление угля. Во-вторых, вслед за повышением цен на сертификаты, позволяющие компаниям выбрасывать в атмосферу определенный объем углекислого газа, выросла и стоимость производства электроэнергии на угольных электростанциях. Если в 2018 году средняя цена за тонну CO2 составляла 16 евро, то в 2019 году она выросла до 25 евро. Даже газовые электростанции стали более прибыльными, чем угольные, поскольку при их работе выделяется меньше углекислого газа, отмечает Deutsche Welle.

Великобритания закрыла свою последнюю угольную шахту еще раньше – в 2015 году, а к 2022 году планирует полностью отказаться от угольных электростанций. За пять лет российский экспорт энергетического угля в Великобританию сократился в 7,5 раза – с 15 млн до 2 млн тонн.

В целом отказ от угля и переход на «зеленую» энергетику – это общая тенденция среди развитых стран. Заметно сократили использование угля в энергетическом секторе и США – с 50% до 32%.

Сокращение поставок в Европу

Российские угольные компании, работающие на южном направлении и экспортирующие уголь в Европу через морские терминалы Азово-Черноморского бассейна, существенно сократили объемы экспортной перевалки, а некоторые отказались от участия в инвестпроектах по созданию портовых перегрузочных мощностей на юге России.

Например, уже несколько лет откладывается строительство сухогрузного района порта Тамань мощностью 92 млн тонн грузов, хотя еще в начале 2010-х интерес к проекту проявляли сразу несколько крупных инвесторов, в том числе «Кузбассразрезуголь», «Металлоинвест» и СУЭК. Проект был включен в состав Федеральной целевой программы «Развитие транспортной системы России на 2010-2020 годы», но в итоге строительство так и не началось. Угольные компании потеряли к нему интерес из-за сложившейся конъюнктуры рынка угля в Западной Европе.

Угольщики, ориентированные на европейский рынок, сейчас переживают сложные времена, и участие в масштабных инфраструктурных проектах для них обременительно, считает В.Топоров. «Дополнительные мощности по перевалке угля на юге России будут довольно трудным активом с точки зрения обеспечения грузовой базой, особенно в свете последних событий. Неудивительно, что участники рынка в кризис стремятся оптимизировать портфель своих проектов», – комментирует эксперт.

Не лучше ситуация складывается и на северо-западе страны. «Мартовский объем экспортных отправок угля по железной дороге в направлении северо-западных портов сократился более чем на 15% к прошлому году. В результате, чтобы повысить конкурентоспособность российского угля на европейских рынках и поддержать падающие объемы, РЖД были вынуждены дать существенную скидку на перевозку угля в западном направлении. Насколько эта мера окажется эффективной, мы увидим, когда выйдет статистика за апрель», – говорит В.Топоров.

Сокращение потребления энергоресурсов в мире, безусловно, приведет к снижению импорта российского угля, уверена доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС Тамара Сафонова. Тем более что страны Евросоюза и Азиатско-Тихоокеанского региона и до кризиса, вызванного пандемией коронавируса, проводили политику сокращения использования угля и перехода на более экологичный газ, пояснила она «МП».

«Помимо складывающихся тенденций по вытеснению доли угля в энергобалансах, значительное влияние на снижение поставок российского угля оказывают кризис и снижение глобального спроса на энергоресурсы. Мы видим явную тенденцию по сокращению экспорта угля из России. В первом квартале 2020 года – почти на 10%, когда пандемия коронавируса уже привела к снижению уровня производства в странах - импортерах российского угля», – отмечает эксперт.

По прогнозам агентства Argus, в этом году спрос на уголь продолжит снижаться из-за сокращения потребления электроэнергии не только в Европе, но и во многих странах Азии. Кроме того, падение цен на нефть, связанное с ситуацией вокруг сделки ОПЕК+, может привести к снижению цен на газ в Европе и Азии по долгосрочным контрактам, что сильно ослабит позиции угля в межтопливной конкуренции.

По словам Т.Сафоновой, падение спроса уже отразилось на российских угольных компаниях. «В первом квартале текущего года на фоне сокращения экспортных поставок произошло и падение добычи угля, в частности, УК «Кузбассразрезуголь» – на 14%, ХК «СДС-Уголь» – на 28%, «Распадской угольной компанией» в Междуреченске (ЕВРАЗ) – на 25%. Однако основное сокращение объемов экспорта в страны Европы будет зафиксировано по итогам отчетности за апрель 2020 года», – предупреждает Т.Сафонова.

Что делать российским экспортерам

Текущая кризисная ситуация может ускорить замещение угля другими источниками энергии, и, возможно, в полной мере спрос на уголь в Европе уже не восстановится, не исключает В.Топоров. «В первом квартале генерация ТЭС (теплоэлектростанций) упала на 26% за счет роста источников возобновляемой энергии и использования газа. Эти изменения отражают как снижение цен на газ, по сравнению с которыми уголь дороже, так и тренд на снижение выбросов СО2», – отмечает он.

«Западная Европа активно работает над полным отказом от использования угля. В этой связи российским компаниям нужно налаживать активный экспорт в страны Восточной Европы, которые пока не готовы полностью отказаться от угольных электростанций, но под давлением европейских экологических норм будут работать только на обогащенном угле высокого качества с низким содержанием вредных примесей. По этим параметрам у российских угольных компаний есть преимущество перед австралийскими и американскими поставщиками», – рассказал в интервью «Ведомостям» старший директор группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. По его словам, российским угольным компаниям придется отказаться от концепции: 50% экспорта – на Запад, 50% – на Восток.

В условиях низких цен на уголь некоторые российские производители заранее запланировали сокращение мощностей по добыче угля, и в будущем многое будет зависеть от того, насколько долго продлятся ограничения, связанные с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой. У российского угля довольно сильные конкурентные позиции, а недавнее падение рубля должно их укрепить еще сильнее, считает В.Топоров из KPMG.

«Спрос на уголь в странах АТР позволяет России наращивать экспортные объемы, но пропускная способность железнодорожной инфраструктуры может стать сильным ограничением. Чем быстрее эти ограничения будут устранены, тем больше шансов компенсировать падение объемов экспорта на западном направлении ростом объемов на восточном», – заключает эксперт.

Морские порты №3 (2020)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России